gssr

25 Февраля — день оккупации Грузии

В 1918 году Грузия на несколько лет стала независимой социал-демократической республикой. Однако, уже в феврале 1921 года Красная армия захватила Грузию и установила там коммунистическое правление. Грузинское правительство в изгнании обосновалось под Парижем, в Левиль-сюр-Орж, где и по сей день хранятся архивы грузинской эмиграции.

7 мая 1920 в Москве был заключен мирный договор между РСФСР и Грузинской демократической республикой. По его условиям Советская Россия признавала независимость Грузии и обещала не вмешиваться в ее внутренние дела, а Грузия, в частности, легализовала положение коммунистической партии. Стороны обменялись дипломатическими представителями (советским полпредом в Грузии стал С. М. Киров).

Осенью 1920 в результате армяно-турецкой войны была «советизирована» Армения. Таким образом, Грузия оказалась в окружении. Тем временем Киров и Орджоникидзе вели в советском руководстве кампанию за «советизацию» Грузии. Так, 12 декабря в послании Ленину и Сталину Орджоникидзе заявляет:

«Положение в самой Грузии таково, что без особого труда мы с ней покончим: восстания в Борчалинском уезде, Абхазии, Аджарии, Душетском уезде будут проведены. Еще раз довожу это до вашего сведения и прошу указаний».

Дожидаться этих указаний Орджоникидзе, тем не менее, не стал, и уже 15 декабря Кавказское бюро ВКП(б) приказало 11-й армии перейти границу Грузии. Однако два дня спустя, 17 декабря, пленум ЦК ВКП(б) подтвердил «решение ЦК о мирном направлении политики РСФСР на Кавказе», и операция была отменена. Орджоникидзе и Киров от имени Кавбюро вновь обратились в Москву с предложением захватить Грузию:

«Все контрреволюционные заговоры, обнаруженные на Северном Кавказе, неизменно открывают связь с Грузией. Чтобы твердо обеспечить за нами Северный Кавказ (хлеб и нефть), необходимо советизировать Грузию».

12 января 1921 Пленум ЦК вновь отклонил предложение Кавбюро. Ленин по-прежнему выступал против операции, сомневаясь в ее перспективах, тогда как Сталина и Троцкого ее организаторам удалось склонить на свою сторону.

6 февраля приказом командующего Кавказским фронтом В. Гиттиса была создана группа войск Тифлисского направления под командованием М.Д. Великанова в составе нескольких стрелковых и кавалерийских дивизий и танкового отряда. В тот же день Орджоникидзе посылает Ленину, Сталину и Троцкому очередную телеграмму:

« Грузия окончательно превратилась в штаб мировой контрреволюции на ближнем востоке. Здесь орудуют французы, здесь орудуют англичане, здесь орудует Казим-бей — представитель Ангорского правительства».

Российская дипломатия готовилась к завоеванию Грузии не только с военно-политической точки зрения. Большая работа проводилась с целью международной изоляции Грузии. Владимир Ленин стремился исключить возможность вмешательства Турции и государств Антанты против России в случае войны с Грузией. Россия успешно справилась с этой сложной задачей. Разрушенную Первой мировой войной экономику европейских стран невозможно было восстановить без российского сырья и рынка. Именно поэтому Англия выдвинула идею установления тесных экономических отношений с Россией, на что взамен Россия требовала уступить ей Грузию. Англия пошла на уступку.

1920 год отмечен сближением России с Турцией. Турции Россия нужна была в качестве военно-политического союзника против Антанты. В обмен на союзничество Россия требовала от Турции уступить Закавказье, на что Турция дала согласие. Таким образом, в возможной войне с Россией Грузия оставалась совершенно одна.

Советская Россия тщательно готовилась к войне с независимой республикой Грузия. Она обвиняла Грузию в нарушении договора от 7 мая 1920 года. Официальные государственные органы России распространяли слухи о том, якобы в Грузии сосредотачивались силы, создающие опасность северному соседу. Ходили также слухи, будто правительство независимой Грузии подавляло борьбу рабочих и крестьян за советскую власть и восставшие трудящиеся просят помощи у Советской России.

В январе 1920 года был окончательно уточнен план войны с Грузией. 11-ая Красная Армия должна была вступить на территорию Грузии якобы для оказания помощи восставшим. Инсценировка восстания должна была произойти в населенных русскими колонистами селах.

В ночь на 11 февраля 1921 года в русских селах Борчалинского уезда началось «восстание», которое советская пропаганда окрестила «Восстанием грузинских трудящихся». Фактически это было нападение 11-ой Красной Армии на независимую Грузию. 12 февраля начались военные операции между Грузией и Россией и в первый же день войны в Лорийском районе 11-ая Красная Армия нанесла поражение частям грузинской армии. Правительство Грузии послало в этот район дополнительные силы.

15 февраля Ленин отдает распоряжение штабу Кавказского фронта: «Мы ожидаем от РВС 11 энергичных и быстрых действий, не останавливающихся перед занятием Тифлиса».

Серго Орджоникидзе получил от Иосифа Сталина тайное задание о немедленном занятии Тбилиси 11-ой Красной Армией. Москва все еще пыталась завуалировать свою агрессию против независимого государства. Поэтому было решено, от имени восставших трудящихся Грузии, просить помощи у Москвы. Эта просьба была послана в Москву 16 февраля 1921 года по инициативе созданного в Шулавери большевиком Серго Орджоникидзе «Революционного Комитета Грузии» (Ревкома), между тем как части 11-ой Красной Армии 12 февраля вторглись в Грузию и военные действия уже происходили.

К началу конфликта вооруженные силы Грузии, включая регулярные части народной гвардии (партийные отряды социал-демократов), состояли из 16 пехотных батальонов (1 армейская дивизия и полк народной гвардии), 1 саперного батальона, 5 полевых артдивизионов (всего 52 орудия), 2 конных полков (легионов), стольких же автоэскадронов с 2 командами бронеавтомобилей, авиаотряда и 4 бронепоездов. Всего на довольствии находилась 21 тыс. человек, не считая штабов, управлений, нестроевых частей, а также крепостных полков.

16 февраля 1921 года советские войска заняли Красный мост через реку Храми и село Шулаверы. Здесь им оказали сопротивление добровольческие отряды кахетинцев под командованием Стефана Ахметели. Далее большевики продвинулись на север к Тбилиси.

19-20 февраля у села Табахмела на подходах к Тбилиси части 11-й армии столкнулись с ожесточенным сопротивлением юнкеров — учащихся военной школы (510 бойцов, 4 пушки, 6 пулеметов, командовал полковник А. Чхеидзе). Село осталось в руках грузинских юнкеров, однако красные обошли его и продолжили наступление.

На подступах к Тбилиси грузинская армия и Народная гвардия нанесли сильный удар 11-ой Красной Армии и вынудили ее отступить назад. Грузины захватили в плен около тысячи человек. 20 февраля части 11-ой Красной Армии потерпели поражение в Коджорском районе и, бросив на поле боя пушки и пулеметы, беспорядочно бежали.

Параллельно с нападением 11-ой Красной Армии с территории Армении и Азербайджана из Сочинского района в Абхазию вторглась 8-ая армия Советской России. Из Северного Кавказа, с Мамисонского перевала по Рионскому ущелью к Кутаиси продвигались две бригады Красной Армии. Части российской армии пытались прорваться к Тбилиси и через Дарьяльское ущелье. Понятно, что все это осложняло защиту города.

В ночь на 20–21 февраля 1921 года новые силы врага дважды атаковали части грузинской армии и Народной гвардии в Коджорском районе. После ожесточенных боев грузины отразили обе атаки и перешли в контрнаступление. Но несмотря на эти успехи, создавшееся положение не внушало надежды. С военной и политической точки зрения Грузию никто не поддержал – она осталась один на один с Россией.

24 февраля правительство Н. Жордания эвакуировалось в Кутаиси. В с. Табахмела продолжали держаться юнкера, которых осталось к тому времени ок. 90 человек. Грузинские силы получили приказ об отходе; во избежание жертв среди мирного населения их руководство приняло решение об оставлении Тбилиси. Армия должна была закрепится у г. Мцхета, но после сдачи Тбилиси боевой дух солдат резко упал, и организованное сопротивление вооруженных сил Грузии прекратилось.

25 февраля в Тбилиси вошли части российской 11-ой Красной Армии. В создавшейся военно-политической ситуации ни у подступов к Кутаиси, ни у Сурамского хребта сражаться и проливать кровь уже не имело смысла. Правительство Грузии перешло в Батуми.

Правительство Демократической республики Грузия и Учредительное Собрание до конца выполнили свой долг и несмотря на тяжелейшее военно-политическое положение не склонили голову перед Советской Россией и не согласились на капитуляцию. 17 марта 1921 года по решению Учредительного Собрания члены правительства Демократической республики Грузия оставили Батуми и ушли в эмиграцию.

Тем временем в тылу у большевиков 18 февраля 7,5-тысячная армия дашнаков внезапным ударом взяла Ереван.

Параллельно силы 9-й Кубанской армии под командованием В. Чернышева вели наступление в Абхазии, где 17 февраля был создан ревком. Здесь успех был переменным (так, 28 февраля грузинские войска при огневой поддержке французского флота выбили советские части из г. Гагры, однако уже на следующий день большевики вновь заняли его). 4 марта 1921 года части 31-й стрелковой дивизии 9-й армии заняли Сухуми. 9 марта был занят Зугдиди, 14 марта — Поти.

Грузинское правительство и армия, пытались организовать оборону Кутаиси, однако неожиданное продвижение частей Красной армии с Северного Кавказа, через считавшийся непроходимым перевал Мамисони, не дало им такой возможности. 10 марта большевики вошли в Кутаиси. Часть грузинских сил ушла в горы и продолжала сражаться, но основные подразделения армии и народной гвардии, а также правительство отступили в важный черноморский порт Батуми.

23 февраля Кязым Карабекир, командовавший турецкими войсками в Западной Армении, объявил Грузии ультиматум, потребовав оставить города Ардахан и Артвин. Оказавшись под огнем с двух сторон, грузинское правительство было вынуждено уступить, и турки вошли в Грузию, заняв приграничные районы и оказавшись вблизи остававшегося в руках грузин Батуми, к которому приближалась 18-я кавалерийская дивизия Красной армии. Создалась возможность военного столкновения. В надежде использовать это обстоятельство грузины 7 марта достигли устного соглашения с Карабекиром, по которому турецкие войска могли войти в город, сохранив контроль над гражданской администрацией за грузинскими властями. 8 марта турки под командованием Кязым-бея заняли оборонительные позиции вокруг города, что привело к кризису в их отношениях с Советской Россией. Нарком иностранных дел Чичерин передал турецкому представителю в Москве ноту протеста; тот ответил двумя нотами, в которых говорилось, что турецкая армия лишь обеспечивает безопасность местного мусульманского населения, которой угрожает советская военная операция.

Стремясь в сложных военных условиях на Кавказе (Армения, Дагестан, продолжение сопротивления в Грузии) прекратить боевые действия, Ленин заявил о необходимости компромисса с грузинскими меньшевиками. 8 марта грузинский ревком предложил им создать коалиционное правительство, однако социал-демократы отказались от этого.

Однако когда 16 марта турецкие власти заявили об аннексии Батуми, грузинское руководство было вынуждено сделать выбор. Надежда на французскую или британскую интервенцию уже пропала; к тому же 16 марта между Великобританией и РСФСР было подписано торговое соглашение, по которому британцы обещали воздерживаться от любой антисоветской деятельности на всей территории бывшей Российской империи. В тот же день в Москве был подписан договор о дружбе между Советской Россией и Великим национальным собранием Турции, во главе которого стоял Кемаль Ататюрк. По этому договору Ардахан и Артвин переходили к туркам, которые, в свою очередь, отказывались от претензий на Батуми. Однако покидать город турки не стали. Грузинские же лидеры чтобы предотвратить окончательную утрату Грузией Батуми, пошли на переговоры с ревкомом.

Учитывая то обстоятельство, что 11-ая Красная Армия могла учинить кровавую расправу над населением, грузинской армией и Народной Гвардией, и с целью предотвращения этого кровопролития, Ноэ Жордания оставил в Батуми делегацию во главе с Григолом Лордкипанидзе для переговоров с представителями Советской России в Грузии о прекращении военных действий.

17–18 марта 1921 года на состоявшихся в Кутаиси переговорах было подписано соглашение о прекращении военных действий. Несмотря на категорическое требование российской стороны, Григол Лордкипанидзе не подписал акт о капитуляции. Турки попытались использовать ситуацию в свою пользу и занять Батуми. Части грузинской армии и Народной гвардии во главе с генералом Георгием Мазниашвили и при поддержке частей российской Красной Армии смогли отбросить врага.

Перемирие с грузинскими меньшевиками позволило большевикам действовать косвенными методами. В Москве продолжались советско-турецкие консультации, а тем временем на окраинах Батуми стояло несколько тысяч солдат грузинской армии и народной гвардии, готовых сражаться за город. 18 марта грузины под командованием генерала Георгия Мазниашвили начали уличные бои с турецким гарнизоном. Тем временем меньшевистское правительство погрузилось на итальянское судно и под конвоем французских боевых кораблей покинуло страну. Бои завершились 19 марта, когда порт и большая часть города находились в руках грузин. В тот же день Мазниашвили сдал Батуми ревкому, в него вошла красная кавалерия, и там была установлена власть большевиков.

Таким образом, война 1921 года между Грузией и Россией закончилась завоеванием Демократической независимой Грузии Советской Россией.

Последствия войны и отторжение грузинских территорий

По Карсскому договору, заключенному между советскими республиками и Турцией 13 октября 1921, Грузия сохраняла Батуми, однако утрачивала в пользу Турции часть земель к югу от него с городом Артвин. Сохраняющаяся за Грузией часть территории, населенная преимущественно грузинами-мусульманами, должна была получить автономию (Аджария).

По навязанному для Грузии Карсскому Договору исторические грузинские земли Юго-Западной Грузии, (провинции Тао, Кларджети, Ардаган – Артаани, Шавшети, Кола и др., сокращенно именуемые «Тао-Кларджети») с грузинским населением были отторгнуты и по договоренности переданы Турции. На данной территории находятся многочисленные вековые духовно-культурные центры для грузинского народа, церкви и монастыри, памятники грузинского зодчества, имеющие огромную культурную и историческую ценность: Ошки, Хахули, Тбети, Хандзта, Ишхани, Бана, Пархали и многие другие.

Насильственный территориальный передел коснулся и других исторических земель Грузии. Была передана в состав Азербайджанской ССР (нынешний Закатальский район) Восточная часть Грузии, (историческая провинция Эрети, ранее входила в Тифлисскую губернию, царства Грузии) на которой и в настоящее время проживают этнические грузины, а также находятся остатки многочисленных грузинских церквей, монастырей (Курмухи, Куми, часть пещер монастыря Давид Гареджи и другие).

Были отторгнуты и переданы в состав Армянской ССР (теперь составляет северную часть Республики Армения), исконные грузинские территории Южной Грузии (Квемо Картли) – районы Лоре и Ташири (ранее составляли Тифлисскую губернию, Картлийско-Кахетинское, Грузинское царство), на которой расположены памятники грузинского средневекового зодчества, свидетельствующие об истории края, храмы известные в литературе как Ахтала, Кобери, Акори и другие, исторически входившие в Ташир-Агаракскую епархию Грузинской Православной церкви.

Несмотря на эмиграцию правительства Грузии и демобилизацию армии, в горах и ряде сельских районов сохранялись очаги сопротивления (так, в 1922 имело место восстание в Кахети и Хевсурети под руководством Какуцы Чолокашвили). Вторжение в Грузию привело к существенным разногласиям в среде самих большевиков. Учрежденное ими новое, коммунистическое правительство республики изначально предложило неожиданно мягкие условия своим бывшим противникам, остававшимся в стране. Ленин также был сторонником политики примирения, видя, что население Грузии настроено против большевиков. В 1922 противостояние общества насильственной советизации нашло свое отражение в том, что советские руководители Грузии выступили против политики централизации, которую защищали Дзержинский, Сталин и Орджоникидзе. Этот внутренний конфликт, получивший в современной историографии название «Грузинского дела», стал одним из основных вопросов спора между Сталиным и Троцким в последний год ленинского правления и отразился в «Завещании Ленина».

Интеллектуальное сопротивление большевистскому режиму в Грузии и периодические вспышки партизанской борьбы развились в конце концов в крупное восстание в августе 1924. Провал восстания и волна крупномасштабных репрессий, проводимых под руководством Лаврентия Берия, деморализовали грузинское общество, а та его часть, которая наиболее активно выступала за независимость страны, оказалась репрессирована. За неделю с 29 августа по 5 сентября 1924 было казнено 12 578 человек (в основном представители дворянства и интеллигенции), более 20 тыс. сослано в Сибирь.

виньетка