crown55

Грузинские династические правовые порядки
(рассмотрено в историко-генеалогическом контексте)

Знаменитый род Багратиони насчитывает более 150 потомков в Грузии и за ее пределами. Естественно, что не все из них могут являться наследниками царского престола Грузии, посему, после распада Советского Союза перед исследователями встал вопрос определения легитимного наследника царского престола Грузии. Определение законного наследника царского престола Грузии, в первую очередь, требовало учесть тот фактор, что Грузия, невзирая на 200-летнее господство России, смогла сохранить единство страны по сей день, а не быть разделенной на независимые государства — Кахетия, Картли и Имеретия.

Giorgi_XII

Именно поэтому в процессе исследований для определения наследника царского престола единой Грузии в первую очередь требовалось установить существует ли сегодня потомственная семья последнего царя Грузии Георгия XII, а также был важен и тот фактор, какая семья происходит от Георгия VIII — последнего царя объединенной Грузии до ее распада (XV век), что является обязательным требованием международного права.

Если бы Грузия не распалась на три царства, именно наследники Георгия VIII продолжили бы править единой Грузией (см. «In the Duty of Man and Citizen», книга 2, глава 10, № 12, стр. 135; Жан Жак Бурмалак, «The Principles of Politic Law: being a Sequel to The Principles of Natural Law», часть 2, глава 3, № 42(1); Эммерих де Ваттель, «The Law of Nations», книга 1, глава 5, № 66., а также переизданная книга доктора Штефана Керри «Non-Territorial Sovereignty», в которой досконально приводятся права и порядки невластвующих потомков царских престолов).

На рубеже VIII-IX веков происходит процесс формирования княжества Тао-Кларджети под властью династии Багратионов. Эта новообразованная политическая единица в тот период на территории Грузии была одним из самых сильных объединений, которое боролось (см. генеалогическую схему царя Вахтанга VI) за объединение древних грузинских земель (которыми управляли династии царя Фарнаваза и царя Вахтанга Горгасали, а затем распались в период арабского владычества).

По решению св. Ашота I Великого его средний сын Баграт получил правящий титул, что произошло с согласия его старшего брата Адарнасе (Георгий Мерчуле, «Житие Григола Хандзтели» Xв.). Данный исторический источник подтверждает грузинские традиционные порядки престолонаследия, согласно которому наследником престола мог стать и младший брат, что полностью исключает «салический» закон, который был принят в некоторых странах мира.

В дальнейшем Баграт I Куропалат становится основоположником ветви Багратиони из Тао, которая становится основной правящей ветвью по отношению к ветви из Кларджети. Представители этой ветви, начиная с IX века в период царствования Давида IV Строителя, носили титул «Куропалат» (Куропалат – это почетный титул, который присваивали византийские императоры грузинским царям).

Данное историческое явление, которое сохранил для нас замечательный памятник «Житие Григола Хандзтели», проливает свет на то, каким был правовой традиционный порядок династии Багратионов и этот порядок был аналогичен византийско-персидскому порядку, согласно которому на царский престол мог взойти не только старший сын, но и младший, а если в царствующем доме не было наследника мужского пола, то и женщина (примеры чего мы ясно видим в истории XII-XIII веков), но представитель нецарского рода ни в коем случае не мог встать на престол.

Адарнасе II (898-923), представитель таоской ветви тао-кларджетской династии Багратионов, получает звание «Царя Грузии» (имеется в виду Тао-Кларджети и некоторые регионы Картли). Как уже было отмечено, в IX-X веках в Тао-Кларджети наивысшей властью обладали потомки Баграта I Куропалата, среднего сына Ашота I Куропалата. Баграт III (975-1014) был представителем именно этой ветви, за время правления которого грузинские земли вновь объединились. В частности, Баграт III был сыном царя царей Гургена II, то есть законным престолонаследником северной части Тао-Кларджети и определенной территории Картли, правителем южной части Тао-Кларджети по акту усыновления Баграта Давидом III Куропалатом. Таким образом Баграт становится законным наследником всего Тао-Кларджети, Абхазии (по материнской линии) и Картли (по отцовской линии). Этот исторический пример указывает на то, что акт усыновления был принятым порядком законной передачи некоторых прав наследования усыновленному лицу.

X-XI века являются временем формирования и укрепления монархии единой Грузии. В XII-XIII века Грузия была одним из самых сильных государств Передней Азии.

На протяжении веков для Багратионов было неприемлемым нарушение грузинских династических правовых традиционных порядков. Если же кто-то из них желал нарушить эти законы, ему по мере сил противостоял государственный аппарат и не давал ему возможность реализовать такое нарушение. Так произошло, например, во времена грузинского царя св. Деметре I (1125-1156), когда его старший сын, законный наследник престола, не смог вытерпеть длительного правления своего отца, восстал против него, короновался под именем Давида V (1125-1156), а сам царь Деметре был в монастыре пострижен в монахи. Пойдя против воли царя, он разрушил грузинский династический правовой порядок, из-за этого с ним боролась политическая группа сторонников его отца, царя Деметре, в результате чего Давид проиграл эту борьбу.

Царь Деметре I вернулся на трон. Для защиты интересов страны он энергично принялся за государственные дела, объявил своим соуправляющим младшего сына Георгия. Историк Нугзар Молашвили пишет: «Природа грузинского мужчины такова, что он почти всегда на стороне угнетенного, эмоционально мы желаем, чтобы правил царевич Демна, но если посмотреть на юридический аспект с точки зрения закона, наследником престола является сын царя, а так как к власти вновь вернулся Деметре, то на трон должен был взойти его сын Георгий Третий» (медиа-холдинг «Droni.ge», «Самая кровавая история династии Багратионов», 30.09.2013 г.). Этот исторический пример, прежде всего, указывает на то, что насильственное свержение коронованного царя с престола, против его же воли, является грубым нарушением династического закона.

По словам ученых, трудно объективно судить о коронации Георгия III, так как данный момент грузинской истории описан субъективно, как в грузинских, так и в армянских источниках. Грузинские источники написаны под влиянием Георгия III, армянские же составлены по рассказам изгнанного Георгием из Грузии представителя рода Орбели, предок которого был тестем царевича Демны, сына узурпатора Давида V, и представителем его политического окружения, поэтому вполне возможно, что их позиция в некоторой степени была тенденциозной.

То, почему после смерти Деметре не становится на престол Демна, сын Давида, проигравшего деспота, может объясняться различными причинами: во-первых, возможно, он по причине виновности своего отца был отлучен дедушкой от престолонаследия; во-вторых, он не смог взойти на трон по причине своего несовершеннолетия, из-за чего, вероятно, между Демной и его дядей Георгием была заключена какая-то внутридинастическая сделка, как об этом пишет позднее Стефаноз, один из представителей рода Орбели, изгнанный св. Царицей Тамар.

Заслуживают внимания доводы историка Важи Кикнадзе: «Очевидно, что Демну просто использовали как щит, под которым собрались серьезные силы, и это не было во благо грузинского государства. Я уверен, что Демна быль лишь игрушкой в их руках» (медиа-холдинг «Droni.ge», «Самая кровавая история династии Багратионов», 30.09.2013 г.).

Корону получил младший сын царя Деметре, в дальнейшем – царь Георгий III.

Позднее Демна подобно своему отцу пошел против своего коронованного дяди, по этой причине он был наказан и в следующем 1178 году скончался. После этого Георгий III объявил свою старшую дочь Тамару престолонаследницей, которая в 1184 году, после кончины отца, взошла на грузинский трон в соответствии с грузинским династическим порядком.

Сегодня некоторые яростно выступают против коронации женщины в Грузии и упорно пытаются доказать, что именно Демна заслуживал взойти на престол, а не Тамара. Они не понимают, что таким поведением, вольно или невольно, оскорбляют имя святой Тамары, так как этим выставляют ее «борцом за престол». На самом же деле «борьба за престол» происходила между Георгием III и Демной. Если бы эта борьба завершилась в пользу Демны и в будущем у него родились бы только дочери, то, конечно же, старшая дочь Демны взошла бы на грузинский престол, а не сын из какого-либо нецарского ответвления рода Багратиони, поскольку, как было сказано выше, в Грузии был принят персидско-византийский порядок престолонаследия.

Возможно, вы знаете, что визири не предоставляли информацию о нескольких ответвлениях рода Багратиони того времени, в частности в Лоре-Ташири, Эрети (имеется предположение, что Шота Руставели происходил из царского рода Багратиони именно этой провинции), а также осетинский род, которому принадлежал Давид Сослан. Когда встал вопрос о замужестве царицы Тамары, этому придавалось большое политические значение, учитывалась мощь того или иного государства, ориентируясь на укрепление политически-экономических и военных союзов, ей искали мужа (супруга-консорта) — царевича сильного и влиятельного государства. Как пишет историк Сергей Макалатия: «Вместе с тем вероисповедание имело решающее значение и всегда преимущество отдавалось царевичам единоверного государства. Супруг царицы Грузии должен был быть христианином или принять христианство» (Сергей Макалатия, «Царица Тамар», г. Тбилиси, 1942 г., стр. 19).

Визири приняли решение выдать царицу Тамару за русского князя Юрия (Георгий Русский), сына великого князя Андрея Боголюбского, который в то время находился городе Сунджа. Георгий Русский был христианином и сыном сильного правителя. Хотя, такой выбор не обрадовал Тамару, которая не доверяла жениху и говорила вельможам: «Как можно сделать такой необдуманный шаг? Мы не знаем ни о поведении этого чужеродца, ни о его делах, ни о его воинской доблести, ни о правах. Дайте мне переждать, пока не увижу достоинства или недостатки его». (Сергей Макалатия, «Царица Тамар», г. Тбилиси, 1942 г., стр. 20).

Решение, принятое придворными визирями изначально подразумевало соблюдение вышеуказанного грузинского династического порядка по заключению брака, в частности, применялся «грузинский брачный закон о зяте», который подразумевал, что рожденный ребенок будет носить царскую фамилию Тамары и станет продолжателем ее рода.

К сожалению, сбылись опасения царицы Тамары, обиженный и подстрекаемый частью феодалов, движимых личными интересами, Георгий Русский захотел стать «полноправным царем, а не просто мужем царицы Тамары» (там же стр. 21). В результате он был изгнан из Грузии, а его подстрекатели наказаны.

После первого неудачного замужества царица Тамара во второй раз вышла замуж за Давида Сослана, который принадлежал одному из ответвлений рода Багратиони, «который не высказывал претензий на царский трон Грузии. Он был верным супругом Тамары и своим мужеством и храбростью защищал монархические права Тамары». Летописец его описывает так: «Этот юноша был сыном осетинского царя и из рода Багратиони» (Сергей Макалатия, «Царица Тамар», г. Тбилиси, 1942 г., стр. 19).

В отличие от Георгия Русского, Давид с самого начала подчинился грузинскому династическому закону, согласно которому Давид стал мужем-консортом Тамары и рожденный в этом браке ребенок продолжил царский род матери. В исторических документах он называется царем Георгием IV Багратиони, сыном царицы Тамары, а не сыном Давида Сослана, или «Багратион-Багратиони» (?!) («Картлис цховреба», т. I, текст с учетом всех установленных С. Каухчишвили основных частей рукописи. Тбилиси, 1955, 369).

Митрополит Анания Джапаридзе лаконично формулирует статус супруга царицы Тамары «… ее (Тамары) муж назывался царем, но юридически он был «преемником» («История грузинской апостольской церкви». Второе издание. Митрополит Анания Джапаридзе, Тбилиси, 2009 г., стр. 803).

Вот как царя Георгия IV Лашу называет его современник-летописец в описании его жизни: «Житие царя Георгия, сына Тамары» («Картлис цховреба»), а не как сына Давида и Тамары!

Примеры воцарения женщин на трон есть и до царицы Тамары, например царицы из рода Багратиони в Эрети – св. Динара I (X в.) и Динара II (1000-1010 гг.). В Византии же было немало правящих женщин, например: Теодора I (527-548 гг.) из династии Юстина; Ирина из Исаврийской династии, которая правила на троне дважды, сначала в 780-790 гг., а затем в 797-802 гг.; Теодора II (842-856 гг.) из Аморейской династии; в 1042 г. на престол взошла Зоя из Македонской династии, а Теодора III взошла на трон сначала в 1042 г, а затем правила еще в 1055-1056 гг. Равно как и в Персии, например: в 630-632 гг. правила Борандохт, дочь шаханшаха Хосрова II из династии Сасанидов и еще вторая его дочь Азармедохт взошла на трон в 632 г.

В XVIII веке, когда убили сына и наследника шаха Тамаза и у него остались только дочери, под давлением Надир-хана, вельможи и армия обратились к Надиру с просьбой занять престол. Историк Мирза Мехти в своей исторической работе «Житие Надир-шаха», пишет: «Надир вышел и заявил: «Я согласен, но никогда не выставите наследником отпрыска Сефевидов, ни мужчину и ни женщину, с какой бы стороны он или она не были». Видимо, узурпатор Надир-шах хорошо понимал, что и женщины из династии Сефевидов имеют законное право взойти на престол и заранее хотел застраховать себя от них, так как считал абсолютно возможным царствование женщины.

Когда наследники бежавшего в Россию царя Имеретии Арчила II, Давид, Александре и Мамука, уже были мертвы, и осталась только его дочь Дареджан, царь перед своей смертью составил «завещание российскому императору (Петру I) с просьбой обратить внимание на его единственную дочь Дареджан, чтобы он достойно выдал ее замуж и чтобы царский род был продолжен по линии дочери» (Шанше Мегреладзе, «Наши военные именитые предки», Тбилиси, 1979 г., стр. 13).

Когда дочери грузинских царей выходили замуж за царей или царевичей из соседних стран, или же за грузинских князей, их дети в дальнейшем продолжали род их мужей. Когда же женщина становилась наследницей царского престола Грузии, в момент ее замужества применялся грузинский династический закон — «грузинский брачный закон о зяте», который действовал на протяжении веков при замужестве цариц, согласно которому рожденные ею дети продолжали царский род матери (см. Д. Нинидзе «История разветвления дома Багратионов» (XII-XVIII века), Тбилиси, 2004 г., стр. 41).

Фактически так и произошло в дальнейшем, когда царица Тамара вышла замуж за Давида Сослана, дети, рожденные в этом браке, Георгий IV Лаша и Русудан I, продолжили царский род своей матери, царицы Тамары, что также подтверждается нумизматикой времен Лаши-Георгия и Русудан I. В частности, существуют 4 государственные монеты эпохи Георгия IV Лаши: 1) лицевая сторона: надпись на грузинском языке «Христос. Царь Георгий, сын Тамары, владыка джавахцев»; оборотная сторона: надпись на арабском языке «Царь высочайший, величие страны и веры, Георгий, сын Тамары, меч Мессии» (1207-1210 гг.); 2) лицевая сторона: надпись на грузинском языке «Георгий, сын Тамары. Выковано во имя Господа из серебра короникон 430»; оборотная сторона: «Царь царей, величие страны и веры, Георгий, сын Тамары, меч Мессии» (1210-1222 гг.); 3) лицевая сторона: надпись на грузинском языке «Георгий, сын Тамары»; обратная сторона: надпись на арабском языке «Царь царей, величие страны и веры, Георгий, сын Тамары, меч Мессии» (1210 гг.); 4) лицевая сторона: символика царя царей, надпись на грузинском языке «Георгий, сын Тамары, короникон 430»; оборотная сторона: надпись на арабском языке «Царь царей Георгий, сын Тамары, меч Мессии. 606 год» (1210 гг.).

moneta1

4 нумизматические образцы времен Русудан: 1) лицевая сторона: надпись на грузинском языке «Русудан. короникон 447»; оборотная сторона: надпись на арабском языке «Царица царей и царица. Величие страны, царства и веры, Русудан, дочь Тамары, почитательница Мессии», (1222-1245 гг.); 2) лицевая сторона: надпись на греческом языке: «Иисус Христос»; грузинская надпись: «Выковано во имя Господа в короникон 450»; оборотная сторона: грузинская надпись: «Русудан», на арабском — «Царица цариц, величие страны и веры, Русудан, дочь Тамары, почитательница Мессии», (1230 г.); 3) лицевая сторона: надпись на греческом языке: «Иисус Христос», надпись на грузинском языке «Выковано во имя Господа в короникон 450»; оборотная сторона: надпись на грузинском языке «Русудан», на арабском — «Царица цариц, величие страны и веры, Русудан, дочь Тамары, почитательница Мессии», (1230 г.); 4) лицевая сторона: надпись на грузинском языке «Выковано во имя Господа в короникон 450»; оборотная сторона: надпись на грузинском языке «Русудан», на арабском — «Царица цариц, величие страны и веры, Русудан, дочь Тамары, почитательница Мессии», (1230 г.);

moneta2

Как следует из вышеприведенных нумизматических образцов, грузинские монархи оповещали о грузинском традиционном династическом порядке, который подразумевает переход царской власти от матери к ребенку, не только само грузинское общество, но и весь остальной мир на арабском языке — международном языке того времени.

Рассмотрим пример царицы Русудан (1223-1245 гг.), которая вышла замуж за Мугиса уд-Дина Сельджукидзе, сына эрзурумского султана Тугрул Шаха, ставшим ее супругом-консортом. Он не противился тому, чтобы их с Русудан дети законно продолжили царский род и фамилию Багратиони. Например, сын Русудан, грузинский царь Давид VI Нарин, продолжил царскую линию Русудан, то есть фамилию Багратиони, как и его последующие царские потомки, среди которых были: царь Грузии Вахтанг II, цари западной Грузии – Константин I, Микель I, Баграт Эристави, цари Имеретинской провинции: Александр I, Георгий I, Константин II. Они легитимно продолжали царскую династию Багратионов, а не Сельджукидов.

Они правили на протяжении двух веков то на престоле единой Грузии, то западной Грузии, либо в качестве провинциальных царей. Их багратионское происхождение подтверждается историческими документами, в частности: дарственная грамота Давида Нарина монастырю Хахули: «Именем Господа, от Давида Багратиони, сына благословенной царицы царей и цариц Русудан, милостью Божьей царя абхазов, картвелов, кахов и армян, властителя Ширванша и Шахинша, всего Востока и Запада…» (Грузинские исторические документы IX-XIII вв. / Составили и подготовили к печати Т. Енукидзе, В. Силогава и Н. Шошиашвили, г. Тбилиси, 1984 г., стр. 175)

Также грамота от 1287 года врученная Вахтангу Тулаисдзе Давидом Нарином и его сыном Вахтангом – «Милостью и волей Божьей, от Давида Багратиони, сына Русудан, и сына Вахтанга, царя нашего…» (Грузинские исторические документы IX-XIII вв. / Составили и подготовили к печати Т. Енукидзе, В. Силогава и Н. Шошиашвили, г. Тбилиси, 1984 г., стр. 175). Далее этот документ подтверждает Баграт, сын Микела, внук Давида VI Нарина. Аналогично он указывается и в грузинском историческом источнике «Жамтаагмцерели. Столетняя летопись»: «Царь Давид Багратиони, сын царя Лаши-Георгия и сын царицы Русудан» (Жамтаагмцерели. В книге: Картлис цховреба, т. II. Грузинский текст. Подготовил к изданию по всем основным рукописям С. Каухчишвили, г. Тбилиси, 1959 г., стр. 226)

Иран силой отнял престол у царя Картли-Кахетии Теймураза I, которого венчали на царство в Светицховели, потомка последнего царя единой Грузии Георгия VIII, и на его место поставили Ростома Хана, незаконнорожденного сына мусульманина Давида XI царя Картли. По причине своей бездетности Ростом усыновил уже взрослого князя Бахуту Мухранбатони, в дальнейшем известного под именем Вахтанга V Шах-Наваза, ставшего его наследником, вместо того, чтобы вернуть на Картлийский трон Теймураза I, потомка Георгия VIII, и его легитимных престолонаследников. Кроме того, он из-за подобной просьбы (восстановления справедливости) в 1642 году пытал Католикоса сщмч. Евдемоза II. Таким образом, Ростом способствовал укреплению Ислама в Картли и отсрочил объединение Картли-Кахетии на 50 лет. «Озлобленный Ростом-хан – предатель народа и церкви» тайно приказал убить сщмч. Католикоса в тюрьме. Вот как описывает Вахушти Батонишвили о его казни: «Царь Ростом пленил католикоса Евдемоза в тбилисскую тюрьму, а затем сбросил с башни крепости-Гянджи». В «Картлис Цховреба» описано: «пленил католикоса Евдемоза… и отправил его в городскую тюрьму, а через некоторое время его тело было сброшено с цитадели» (газета «Ведомости Патриархии», № 38 (296), 2004 г.)

Также следует сказать об отношении княжеских боковых ветвей царского рода в Картли, в частности Георгия и Иорама Багратион-Гочашвили, к Ростом-хану и Вахтангу V: «Потомки Гочи Батонишвили не считают Ростома и Вахтанга V легитимными царями на картлийском престоле – Ростом, по их аргументации, воцарился с помощью иноземной силы и является незаконнорожденным сыном узурпатора Дауд-хана (Давида XI), Вахтанг же, правда, усыновленный царем, но все-таки представитель мухранской боковой ветви Багратионов» (См. Д. Нинидзе. Родовое разветвление царского дома Багратионов в XVI-XVIII вв. Собрание: Багратионы. Научное и культурное наследие. Тбилиси, 2003 г., стр. 46).

Очевидно, что члены рода Багратион-Гочашвили разделяли позицию католикоса Евдемоза, которая подразумевала возвращение Теймураза и его наследников на трон Картлийского царства, также не будем забывать, что в тот период в России находился легитимный наследник престола Картли-Кахетии в лице Ираклия I, который позднее, в 1688-1703 гг., царствовал в Картли.

С помощью Ирана Ростом (подобно своему отцу) во второй раз узурпировал картлийский престол, что было опротестовано его же родственниками той эпохи (членами рода Багратион-Гочашвили). Это подтверждается тем фактом, что Георгий Гочашвили упоминается среди тех грузин, которые стояли на стороне царя Теймураза: «В заговоре против Ростома участвовали: Заал Эристави, Иотам Амилахвари, Нодар Цицишвили, католикос Евдемон Диасамидзе, Георгий Гочашвили, армянский мелик Корхмазбег Атабегисшвили и другие грузины» (История Грузинской Апостольской Церкви. Второе издание. Митрополит Анания Джапаридзе., Тбилиси, 2009 г., стр. 725). «Заговор преследовал цель убить царя Ростома, находящегося в крепости Цхирети со своим «малочисленным отрядом» и вместо него сделать правителем Теймураза» (Г. Жоржолиани. Грузия в 30-50 годах XVII века, 1987 г., стр. 71). Именно из-за такого протеста «царь (Вахтанг V) схватил Иорама Багратион-Гочашвили, ослепил его и отнял вотчину» (См. Д. Нинидзе. Фамильное разветвление царского дома Багратионов в XVI-XVIII вв. Собрание: Багратионы. Научное и культурное наследие. Тбилиси, 2003 г., стр. 46).

Некоторые историки связывают борьбу сщмч. католикоса Евдемоза с его личными интересами, но, митрополит Анания Джапаридзе разъясняет: «Участие главы грузинской церкви в этом заговоре нельзя объяснять личной заинтересованностью, наоборот, это было выражением борьбы грузинской церкви с мусульманством (и против других распространенных религиозных течений)» (История Грузинской Апостольской Церкви. Второе издание. Митрополит Анания Джапаридзе., Тбилиси, 2009 г., стр. 725).

После этих событий, ни Вахтанг V, ни его последующие шесть наследных царевичей не заслуживали быть правителями Картлийского царства.

Несведущие в династическом праве, ошибочно считают, будто бы факт усыновления Ростомом Бахуты Мухранского — “…распорядившись записать его (Бахуту) своим сыном в грамотах” (Парсадан Горгиджанидзе. Жизнь Грузии. На русском языке. Тбилиси, 1990 г., стр. 123) – означал, что княжеский род Мухранских стал царским (т.е. замену царской династии). Династическое законодательство «акт усыновления» определяет следующим образом: одно конкретное лицо (Бахута-бег) оставил свою родословную («Мухранский род») и стал продолжателем династической линии (родословной) своего усыновителя. Согласно историческому процессу «офамиливания», в результате «оскудения» — «разжалования» боковых ветвей рода Багратионов, (во время Бахуты) уже четыре поколения Мухранских составляли другие родословные, то есть они были на четыре поколения отдалены от царского дома и соответственно уже принадлежали другому роду. (См. Д. Нинидзе. Фамильное разветвление царского дома Багратионов в XVI-XVIII вв. Собрание: Багратионы. Научное и культурное наследие. Тбилиси, 2003 г., стр. 41). А Константин, младший брат Давида V, параллельно продолжил княжеский род Мухранских, который не имеет никакой юридически-наследственной связи с грузинским царским домом и который до сих пор существует в лице княжеских семей Багратион-Мухранских.

По современному гражданскому кодексу, когда гражданин усыновляет ребенка из детского дома, он становится продолжателем фамилии своего нового родителя и наследником его имущества. В случае смерти усыновленного, не оставившего наследников, все его имущество наследуют родственники усыновителя, а не генетические родственники усыновленного, которые по законодательству более не имеют никаких прав на указанное имущество. Мы имеем дело с аналогичным фактом, когда говорим об абсурдных претензиях княжеского ответвления Багратион-Мухранских на грузинский престол, благо в 1762 году царский двор принял решение существовать независимо, и возвратился к потомкам царя единой Грузии Георгия VIII.

Попытка искусственно объявить княжеское ответвление Багратион-Мухранских царским родом в международном праве считается присвоением чужих царских прав (узурпацией), поскольку сегодня законными наследниками грузинского царского рода являются только члены царской семьи Багратион-Грузинских. Попытка нарушить эту правовую норму направлена на создание в будущем династического хаоса в родословной Багратионов и на дальнейшее раздробление страны.

Несмотря на то, что оба родителя царя царей Георгия IV Лаши и царицы Русудан были Багратиони, ни в одной исторической грамоте они не упоминаются как Багратион-Багратиони. Есть множество и других подобных примеров в династии Багратионов. По матери и по отцу Багратионами были: царь Грузии Георгий VIII, в кахетинской царской линии: Теймураз I, Ираклий II; в имеретинской царской линии: Александр IV, Александр V, Соломон II; в картлийской царской линии: Симон I, Георгий X, Баграт VII, Симон II, бабушки и дедушки Георгия X и Симона II тоже были Багратиони, но никто из них в исторических грамотах вышеперечисленных царей не упоминается как Багратион-Багратиони или даже как трижды Багратиони.

Согласно грузинскому династическому праву царское звание, права и фамилия переходили к наследнику царского престола со стороны того родителя, который реально владел этими правами (независимо от пола родителя-сюзерена). Не смотря на то, что супруг царицы Русудан имел царское звание и считался равным с Русудан, он соблюдал законы грузинского династического права, крестился в православную веру, взял грузинское имя – Димитри, а его сыну, царю Грузии Давиду VI Нарину, была дана фамилия матери в соответствии с грузинским династическим законом «о зяте». Именно поэтому Давид VI Нарин в грамотах пишется только как Багратиони, а не «Багратион-Сельджук».

Все выше рассмотренные порядки были мудро утверждены нашими предками и ни у кого нет права их изменять или искажать, особенно когда они признаются и защищаются международным правом.

На превосходство царского дома Картли-Кахетии указывают и требования народного восстания, произошедшего в первой четверти XIX века. Восставшие против России грузины называли царскую семью Картли-Кахетии наследниками престола. В частности, они требовали, чтобы на престол Картли-Кахетии взошел царевич Давид (XII), сын царя Георгия XII, а на престол Имеретии – его брат царевич Иоанн. В этих требованиях никак не фигурировали представители имеретинской царской ветви, будь то законнорожденные или незаконнорожденные.

Важным является восстание 1812 года, когда грузинский народ объявил царем царевича Григола Иоанновича, который нанес огромный ущерб дислоцировавшимся в Грузии российским войскам и самоотверженно сражался за освобождение Грузии. К сожалению, борьба новоявленного «царя» Григола за независимость закончилась безрезультатно, так как в нужный момент его не поддержали некоторые крупные картлийские князья — Амилахвари, Мухранские, которые, видимо, уже хорошо и комфортно устроились под российской властью и борьба за независимость страны не входила в их планы.

виньетка