давид строитель

История Сумбата Давитисдзе
О божественном происхождении Багратионов

Род Багратионов происходил из исторической провинции Спери (Испир в современной Турции). Представители этого рода в первых веках нашей эры выдвинулись на исторической арене Закавказья (в Армении и в Грузии), что повлекло за собой появление разных легенд об их происхождении. Армянский историк Себеос армянских Багратидов считает потомками эпонима армян Хайка, Мовсес Хоренаци — отпрысками знатного еврея, плененного царем Армении Тиграном Великим. В научной литературе вопроса высказаны предположения об их связи с древнегрузинским царским родом Фарнавазианов, древнеармянским царским родом Оронтидов.

В христианскую эпоху особенно были распространены легенды о божественном происхождении царских фамилий. В период особого возвышения Багратионов, видимо, при Ашоте I, возникла легенда об их божественном происхождении.

«Властитель, сын пророка Давида и господа помазанника нареченный ими Христос Бог да даст тебе в наследие царство свое», — обращается Григол Ханцтели к Ашоту куропалату, подчеркивая этим, что он считает Ашота Багратиони через посредство царя, пророка Давида, божественным отпрыском. Эта созданная в грузинской действительности легенда нашла распространение среди соседей — армян, византийцев, что подтверждается трудами Ованеса Драсханакертци и Константина Порфирородного, называющих Ашота и его и наследников потомками самого Бога. За последующим возвышением рода Багратиони последовала соответствующая доработка этой легенды. В XI в. создается специальное сочинение историка Сумбата Давитисдзе с полной легендарной генеалогией рода Багратиони, обширным идеологическим обоснованием их божественного происхождения, политического и классового господства.

Легенда о божественном происхождении фамилии Багратиони приобрела гражданские права при правлении одного из сильнейших её представителей — Ашоте I Багратиони.

XI век в истории Грузии является временем богатым весьма важными событиями. В конце X — начале XI вв. завершается длительный исторический процесс объединения грузинских земель и создания грузинского государства «Сакартвело» (Грузия).

В 80-х годах X века объединились в одно государство две крупнейшие грузинские политические единицы — царство Эгрис-Апхазети и Картлийское эрисмтаварство (вся Западная Грузия и центральная часть Грузии, от р. Арагви до начала Боржомского ущелья) и большая часть Картвельского царства (Юго-Западная Грузия). В начале XI века к нему присоединилась остальная часть Картвельского царства (без южной части Тао), а также Кахети и Эрети.

Объединение, созданное в конце X — начале XI вв., является новым этапом в истории грузинской феодальной государственности. Это объединение привело к ликвидации политической независимости ряда раннефеодальных царств и княжеств и знаменовало утверждение новой (единой) политической системы в масштабе всей Грузии. Оно означало создание феодального государства типа централизованной средневековой монархии. Процесс окончательной ликвидации независимости отдельных царств и княжеств и изменение аппарата политического управления происходят уже в рамках нового государства.

Дальнейшее развитие единого государства шло по линии централизации управления как в гражданской, так и военной сферах. Объединение, конечно, не могло привести к полной ликвидации внутренних противоречий, но если до объединения друг другу противостояли самостоятельные политические единицы, то теперь уже противоречия возникают между отдельными политическими группировками и партиями внутри единого государства.

С образованием единой феодальной монархии создаются благоприятные условия для дальнейшего социально-экономического и культурного подъема.

Больших успехов достигает в XI веке грузинская историография. В XI веке создаются «История царей» Леонти Мровели, «История Вахтанга Горгасала» Джуаншера, «Матиане Картлиса» («Летопись Картли») анонимного автора, жизнеописания основоположников грузинской лавры на Афоне, «История и повествование о Багратионах» Сумбата Давитисдзе и др.

В этих исторических произведениях наряду с биографиями царей и описанием их государственной деятельности освещается общественная и культурная жизнь страны. Историки откликаются на жизненно важные вопросы; в их произведениях отображается внутриклассовая и классовая борьба. Они выражают интересы определенных политических группировок.

В политической жизни XI века основными задачами были освобождение страны от иноземных захватчиков и нейтрализация государственной власти. Главное внимание историков было направлено именно на эти проблемы, чем и объясняется восхваление ими тех государственных деятелей, которые возглавляли борьбу с внешними врагами и добивались централизации государственного управления. Историки не скрывают своей ненависти к внешним врагам, а также к тем феодалам, которые вели борьбу против центральной монархии. Их произведения проникнуты глубоким патриотическим чувством.

Грузинские историки XI века были широко образованными мыслителями, их труды выполнены на высоком идейном уровне. Они пытались осмыслить события с точки зрения их причинности и последовательности, стремились обосновать те или иные явления, доказать достоверность описываемых событий. При составлении трудов они пользовались как сочинениями своих предшественников, так и документальными данными, сведениями иностранных авторов, памятниками материальной культуры, в ряде случаев они осуществляли и внешнюю критику источников.

Сумбат Давитисдзе и его историческое сочинение

Историческое сочинение грузинского автора XI века Сумбата, о царском роде Багратиони, не дошло до нас в виде самостоятельного произведения. Оно включено в летописный свод «Картлис цховреба» («История Грузии»), который охватывает историю Грузии с древнейших времен до XVIII века.

Поскольку «Картлис цховреба» составлялась в основном с санкции центральной государственной власти, то для включения в неё отбирались те исторические сочинения, которые идеологически поддерживали и обосновывали политику и деятельность грузинских царей. Этим и объясняется то обстоятельство, что «Картлис цховреба» в целом поддерживает идею единства грузинского государства, идею борьбы против иноземных захватчиков, выдвигает на передний план тех государственных деятелей, которые боролись за усиление грузинского государства, за централизацию власти. Этим объясняется как ярко выраженный патриотический характер, так и явная феодальная направленность «Картлис цховреба».

Первый цикл «Картлис цховреба» (так называемая «Древняя Картлис цховреба») был доведен до XIV века. После XIV века, в силу создавшегося общего тяжелого положения в Грузии, свод не пополнялся. Лишь в начале XVIII века царь Вахтанг VI (1703—1724) обратил на это должное внимание и составил специальную комиссию «ученых мужей» (во главе с историком Бери Эгнаташвили), которой поручил восполнить этот пробел. Комиссия составила историю Грузии XIV—XVII веков, которая вошла в цикл «Новой Картлис цховреба».

Но работа над «Картлис цховреба» на этом не закончилась. Комиссия под руководством Вахтанга VI отредактировала весь сборник. Редакционная работа проявилась как во внесении ряда поправок, так и в некоторых дополнениях и изменениях. В частности, весьма существенные изменения внесла комиссия в сочинение Сумбата (об этом ниже).

На сегодняшний день в распоряжении науки имеется несколько рукописей довахтанговской редакции (список царицы Анны (XV в.), список царицы Мариам (XVII вв.), список 1967 г., список Мачабели 1736 года и др.) и несколько рукописей послевахтанговского периода. В древней части «Картлис цховреба» представлено 10 исторических сочинений:

1. «История царей» (с древнейших времен до V в.) Леонти Мровели.

2. «История Вахтанга Горгасала» (V—VIII вв.) Джуаншера.

3. «Мученичество Арчила» (VIII в.) Леонти Мровели.

4. «Матиане Картлиса» (VIII—XI вв.) анонимного автора.

5. «История царя царей Давида» анонимного автора.

6. «История и повествование о Багратионах» (с древнейших времен до XI в.) Сумбата Давитисдзе.

7. «Летопись времен Лаша Гиорги» (2-я пол. XII в. — нач. XIII в.) анонимного автора.

8. «История и восхваление венценосцев» (так называемого первого историка царицы Тамар).

9. «История царицы Тамар» Басили Эзосмодзгвари (так называемый второй историк царицы Тамар).

10. «Хроника» эпохи монгольского владычества анонимного историка.

Но не все эти произведения включены во все наличные списки «Картлис цховреба». Например: «История и повествование о Багратионах» Сумбата имеется в списке Мариам, в копии «Мцхетского» списка (1697 г.) и в списке Мачабели. Сочинение включено в «Картлис цховреба» вслед за историей царя Давида IV Строителя. «История царя царей Давида» заканчивается смертью Давида IV в 1125 году. В списке Анны за историей царя Давида следует так называемая «Летопись времен Лаша Гиорги», сочинение, которое начинается временем царствования Деметре I (1125—1156), сына Давида IV Строителя. В список Мариам после истории Давида Строителя включена история рода Багратиони. Это первый случай, когда в своде «Картлис цховреба» нарушается хронологическая последовательность. Возможно, для исправления этого несоответствия, при редактировании «Картлис цховреба» комиссией Вахтанга, сочинение Сумбата не внесли как отдельное и самостоятельное сочинение, а сведения из его «Истории» выборочно, в соответствии с хронологической последовательностью, включили в соответствующие места «Древней Картлис цховреба». Этим объясняется то обстоятельство, что в списках «Картлис цховреба» послевахтанговского периода, «Истории» Сумбата как отдельного произведения нет, она почти полностью расчленена и по частям помещена в разные места.

Историческое сочинение «История и повествование о Багратонианах, царях наших грузинских, откуда явились они в эту страну, и с каких времен владеют царством грузинским», как явствует из заглавия, ставит целью выяснить происхождение и генеалогию рода Багратиони, определить время и условия получения им власти в Картли и изложить историю их царствования.

Во вступительной части «Истории» указано, что автором является Сумбат Давитис-дзе. Ни в сочинении Сумбата и ни в других исторических источниках нет сведений о самом авторе. Предполагают, что он принадлежал к роду Багратиони и скончался в начале 30-х годов XI века.

Как было отмечено, не должно подлежать сомнению то обстоятельство, что свод «Картлис цховреба» является выразителем идеологии официальной историографии и при составлении свода отбирались произведения с ярко выраженной тенденцией поддержки политики центральной государственной власти. Включение произведения Сумбата в «Картлис цховреба» вполне оправдано, но можно предположить, что это произведение было написано по инициативе государственной власти.

В начале XI века, когда представители рода Багратиони стали царями объединенного грузинского царства и реально наметились перспективы воссоединения всех грузинских земель, для поддержки царского рода и оправдания их стремлений необходима была и идеологическая основа. Именно таким идеологическим обоснованием и оправданием возвышения рода Багратиони над другими грузинскими царскими родами, имеющими претензии на первенство, является сочинение Сумбата.

Произведение начинается с изложения генеалогии Багратионов, которая связывает происхождение рода с Клеопой, братом Иосифа, отца Иисуса Христа. Как известно, с образованием классового общества во многих странах возникали легенды о «сверхчеловеческом», «божественном» происхождении лиц, стоявших во главе государства. На определенном этапе развития «теория» о божественном происхождении рода Багратиони создается и в Грузии. Багратиони рано возвысились на политической арене Закавказья и вокруг рода в грузинско-армянской среде были созданы разные легенды.

Армянская историческая традиция возвышение армянской ветви рода Багратуни связывает с I в. до н. э.

Одну из древнейших, из дошедших до нас легенд о возвышении этого рода, сохранил историк VII века Себеос. Согласно данным Себеоса, Багратуни являются потомками эпонима армян Хайка. Армянская историография происхождение рода Багратуни связала также с еврейским этносом. Так Мовсес Хоренаци объявляет Багратидов потомками знатного еврейского пленника Шамбата. Грузинская историография теорию о происхождении рода Багратиони от Давида Пророка считает местной грузинской традицией. Древнейшей фиксацией этой традиции является «Житие Григола Хандзтели» Гиорги Мерчуле и произведение Константина Порфирородного «De administrando imperio». Источником Константина Порфирородного считают неизвестный грузинский письменный источник или же устную традицию.

Можно предполагать, что с легендой о происхождении Багратионов от пророка Давида была знакома и армянская историография. Древнейшая литературная фиксация данной легенды в армянской литературе должна быть сохранена в сочинении армянского историка начала X века Иоанна Драсханакертци.

В грузинской письменности самое раннее сообщение о божественном происхождении Багратионов зафиксировано в середине X века в «Житии Григола Хандзтели» Гиорги Мерчуле. Григол Хандзтели, обращаясь к Ашоту I Курапалату, называет его «государем, нареченным сыном Давида, пророка и помазанника господня». Так обращается Григол Хандзтели к Ашоту I Багратиони в 20-х годах IX века, но фиксация этого происходит в середине X века (произведение Гиорги Мерчуле написано в 950 году).

Относительно датировки времени появления теории о божественном происхождении рода Багратиони существуют разные предположения.

По мнению Маркварта, теория божественного происхождения Багратионов создалась в конце IX — начале Х вв. По мнению же К. Кекелидзе и П. Ингороква, — в начале IX века, во время правления Ашота I Багратиони. С IX веком связывает создание этой легенды и С. Джанашиа. Е. Такайшвили временем создания легенды считает вторую половину VIII века. По словам Е. Такайшвили, легенда претерпела постепенное изменение, была переработана и к XI веку приняла ту форму, в которой она представлена в историческом произведении Сумбата.

Во второй половине VIII века Восточная Грузия находилась под игом арабского владычества и грузинский народ боролся с завоевателями. Во главе этой борьбы стояли эрисмтавары Картли, за что они были подвергнуты репрессиям со стороны халифской власти. С конца VIII и начала IX века начинается постепенное изгнание завоевателей из Грузии. На грани VIII—IX веков в Грузии начинается процесс создания новых царств и княжеств, ведется борьба за объединение страны. К этому времени относится создание Картвельского, или Тао-Кларджетского, княжества во главе с родом Багратиони.

Большого могущества достигает княжество в годы правления основателя династии. Ашот I объединил под своей властью большую часть исторической Юго-Западной Грузии, активно воевал с арабами, успешно боролся за центральную часть Грузии, — Шида Картли. От империи Ашот I Багратиони получил титул «курапалата» и претендовал даже на титул «царя».

В это время Картвельское княжество было сильнейшей политической единицей в Грузии и играло ведущую роль в борьбе за её объединение. Видимо, в это время и создается данная легенда.

После смерти Ашота I для княжества создаются неблагоприятные внешние и внутриполитические условия. Во второй половине IX и первой половине X века гегемонию в борьбе за объединение Грузии захватывает царство Эгрис-Апхазети. Так что, конец IX — начало X в. не является подходящим временем для создания легенд, возвеличивающих род Багратиони.

Как уже отмечалось, с начала IX века в Грузии ведется борьба за объединение страны. Несколько крупных политических единиц соперничают друг с другом. Княжеские роды, возглавляющие эту борьбу, прибегают к различным политическим и дипломатическим манёврам. Дом Багратиони совместно с политическим возвышением старается обосновать свои легитимные права и теоретически. Ашоту Багратиони приходилось вести борьбу, как с другими грузинскими политическими единицами, так и со своими внутренними противниками.

В результате конфликта с арабами, Ашот I Багратиони обосновался в Юго-Западной Грузии, хотя Шавшет-Кларджети исторически является доменом рода Багратиони, но в данной ситуации Ашот оказался все же человеком, пришедшим извне. Против него ведут борьбу арабы; нет у него солидной опоры и внутри страны, а из внешних сил его поддерживает Византия. В таких условиях вполне понятно, что Ашоту I приходится преодолевать сильные препятствия для утверждения и упрочения своей власти.

Ашот I должен был создать себе крупную вотчину, и он создает её. Часть земель Ашот I Багратиони покупает, часть захватывает, присваивает незаселенные земли, пустоши, приобретает крестьян. Все это — создание вотчины, приобретение и подчинение сидящих на этих землях крестьян, — происходит за счет местного населения, что вызывает рост социальных протестов, обострение борьбы в обществе.

Таким образом, в то время когда Ашот I Багратиони соперничает с другими грузинскими царями и князьями за первенство в борьбе за объединение Грузии, ему приходится преодолевать большие препятствия и внутри страны для укрепления своего положения. В этой сложной ситуации Ашот I Багратиони должен был обосновать свои преимущества перед другими грузинскими владетелями, а также свое право господствовать над местным населением. Всего этого он добивается в основном силой, но при этом большое значение имело идеологическое обоснование прав рода Багратиони на верховную власть.

Для определения времени создания легенды о происхождении рода Багратиони немаловажное значение имеет тот факт, что армянский историк VII века Себеос предком Багратуни называет Хайка. К этому времени армянские Багратуни уже получили основание связывать свое происхождение с эпонимом армян. В начале X века Иоанн Драсханакертци о предках Багратуни пишет: «Говорят что он был потомком Давида». Видимо, Драсханакертци имел письменное или устное основание для данного заявления. Сообщение Драсханакертци о том, что Багратуни являлись «венцевозлагателями», подтверждается и более древними армянскими сведениями.

Как уже отмечалось, Багратиони рано выдвинулись на политической арене Закавказья. В грузинской историографии существует предположение о происхождении Багратиони от древнегрузинского царского рода Парнавазидов.

Грузинская историческая традиция, в частности Сумбат, возвышение рода на политической арене Грузии датирует VI веком.

Таким образом, политическое возвышение Багратионов вызвало создание легенд вокруг их происхождения. Древнеармянская историческая традиция их объявляет потомками Хаикидов, древнегрузинская — Парнавазидов. Та же армянская традиция считает их потомками знатного пленного еврея Шамбата, а более поздняя армянская и грузинская историческая традиции их происхождение связывают с царем-пророком Давидом. Драсханакертци является звеном, связывающим две традиции о происхождении от Шамбата и Давида.

Таким образом, в грузинской и армянской действительности существовали разные версии о происхождении рода Багратиони. Самая претенциозная из существующих версий связывает происхождение рода с божественным началом. Подходящим временем для создания данной версии, видимо, был «период правления Ашота I курапалата. Если учесть сообщение Драсханакертци, можно предположить, что данная версия легенды была выработана в общей грузинско-армянской среде.

В конце VIII — начале IX вв., в условиях напряженной борьбы с арабами усиливаются и возвышаются как грузинские Багратиони, так и армянские Багратуни. В данный период обе ветви преследуют общую цель: изгнание арабов. В этих условиях происходит образование Картвельского (Тао-Кларджетского) княжества грузинских Багратиони и Ширакского княжества армянских Багратуни. Начинается новый этап истории рода и создается новая версия легенды об его происхождении, версия, которая лучше обосновывает право первенства данного рода в Закавказье. Как уже отмечалось, след звена, связывающего старую и новую версии легенды, сохранен у Драсханакертци. Если легенда о божественном происхождении рода была бы создана только в грузинской среде и о собственно грузинской ветви, то сомнительно чтоб Драсханакертци перенес её на армянских Багратуни. В конце IX — начале X вв. интересы грузинских Багратионов и армянских Багратуни находились в остром противоречии. Историк рода Багратуни, именно в это время создавший свое произведение, восхвалявшее деятельность Багратуни с целью их возвеличивания приводит легенду об их происхождении от Давида. Он вряд ли обратился бы к этой легенде, если бы данная версия не имела распространения и в армянской среде. Поэтому у этого соображения Драсханакертци должна была быть основа и в армянской традиции.

Дальнейшая обработка легенды происходит уж на собственно грузинской почве. Ситуация, созданная в Армении последующего времени, не давала повода для дальнейшей идеализации Багратуни. Особенное значение приобретает эта легенда после того, как Багратиони становятся царями объединенного грузинского государства. Именно в связи с этим и создается специальное историческое сочинение Сумбата, в котором изложена история рода и дана его генеалогия.

Для составления своего исторического сочинения Сумбат пользуется разными историческими источниками.

Источником для вводной части «Истории» Сумбата является грузинский перевод Библии. Генеалогию Багратионов от Адама до царя Давида Сумбат приводит по «Евангелию» от Луки (3,32 — 38), а от царя Давида до мужа богородицы Марии — по Матфею (1,1 — 16), с той лишь разницей, что в отличие от «Евангелия» он вводит в повествование брата мужа Марии Клеопу. Источником же относительно Клеопы, брата Иосифа, для Сумбата является «Церковная история» Евсевия Кесарийского. Затем уже идет линия потомков Клеопы. Один из потомков Клеопы Соломон имел семерых сыновей. Эти семь сыновей Соломона отправились из Палестины и прибыли в Армению, в Акилисену, расположенную в верховьях реки Евфрат, к неизвестной в истории царице Ракаэл, которая их крестила. Трое из братьев остались в Армении. Одного из этих братьев звали Багратом, и он явился родоначальником армянских Багратидов. Четверо прибыли в Картли, из них одного избрали эриставом Картли и его потомками являются Багратиони Картли.

Одним из основных источников «Истории» Сумбата является хроника «Обращения Картли». Как отмечает Е. Такайшвили, этой хроникой пользуется Сумбат начиная от Гуарама (VI век) курапалата до Ашота I курапалата. Существует предположение, что одним из источников «Истории» Сумбата может быть «Матиане Картлиса», сочинение анонимного историка XI века. Но думаем, что более обосновано предположение, которое считает, что не «Матиане Картлиса» является источником для «Истории» Сумбата, а, наоборот, автор «Матиане Картлиса» пользовался произведением Сумбата.

В распоряжении Сумбата Давитисдзе, видимо, была фамильная хроника рода Багратиони, которой он пользовался при составлении той части своего произведения, в которой передана история владетелей Тао-Кларджети. Как и автор анонимного сочинения «Матиане Картлиса», Сумбат тоже должен был пользоваться сведениями Кедрина-Скилицы.

Произведение Сумбата очень сжатое историческое сочинение, в котором, в основном, даны сведения биографического характера о представителях рода Багратиони (рождение, смерть, принятие титула или должности, потомство). Первый раз принцип такого краткого повествования нарушается, когда дело доходит до основателя княжества Ашота I. После Ашота I автор сравнительно пространно рассказывает уже о первых царях объединенной Грузии (Баграт III, Георгий I и Баграт IV). Сумбат сообщает также сведения о строительных мероприятиях представителей рода (например, строительство храма Джвари эриставами Картли, строительные работы Ашота I) и других деятелей (например, строительство Сиони в Тбилиси, Тбетской обители). Особое внимание уделяет автор борьбе внутри представителей рода и взаимоотношениям с Византией.

Огромным достоинством «Истории» Сумбата является обилие хронологических данных. В средневековых грузинских исторических источниках вообще мало указаний на даты описываемых событий, но наш автор в этом отношении является заметным исключением.

Правда, в первой части «Истории» Сумбата прямых хронологических данных нет. Первая дата дана в связи со смертью Ашота I курапалата, затем сведения о сыновьях Ашота даются без дат, а со времени внука Ашота I, Ашота II (сконч. в 867 году), почти о всех его преемниках даны основные хронологические указания. Видимо, фамильная хроника, которой пользовался Сумбат и которая изобиловала хронологическими данными о жизни представителей рода, начиналась с основателя княжества Ашота I.

Первая дата (дата смерти Ашота I) дана по двум хронологическим системам — от сотворения мира и грузинскому короникону, затем, без исключения, все даты даны по грузинскому короникону, который основан на 5604-годичной эре от сотворения мира и 532-летнем цикле. События, датируемые автором, имеют место в XIII цикле, то есть с 780 года.

Как уже отмечалось, стиль изложения Сумбата весьма сжатый. Он кратко, в (нескольких славах сообщает о жизни, деятельности и смерти представителей владетельного дома, указывает лишь некоторые важные, с его точки зрения, факты. Основная цель автора — дать полную, непрерывную генеалогию Багратионов, выполнена безукоризненно. Начало владычества Багратионов в Картли, указанное Сумбатом (середина VI века), подтверждается данными ряда других историков. Источниковедческое изучение «Истории» Сумбата и сопоставление сведений Сумбата с данными других грузинских историков, с эпиграфическими данными, сведениями армянских, арабских, византийских и других исторических источников, дает основание считать произведение Сумбата весьма ценным историческим сочинением и указывает на достоверность основных сообщений историка. Хотя указанное обстоятельство не исключает явно выраженной тенденциозности Сумбата.

Сумбат, как уже отмечалось, очень скупо и сжато излагает исторические события, но совместно с общей целенаправленностью он весьма тщательно подбирает факты для внесения их в свою «Историю». Согласно концепции Сумбата, жизнь в Шавшети и Кларджети возобновляется с обоснованием там Ашота Багратиони. Историк следующими словами характеризует положение в крае непосредственно перед прибытием Ашота Багратиони: «Хеви Шавшетский, за исключением несколько селений, тогда не был заселен, ибо опустошился во времена владычества персов, когда глухой из Багдада сокрушил все крепости и прошёл по Шавшети и через Гадони. А вслед за этим повальный понос истребил (население) Шавшети, Кларджети и лишь немногие из жителей остались в некоторых местах. Сомневаться в весьма тяжелом положении этой части Грузии в результате вторжения арабов и эпидемий не приходится. Приблизительно такую же картину рисует и другой источник — «Житие Григола Хандзтели» Гиорги Мерчуле, указывая на малочисленность населения и опустошение края. Но если Мерчуле восстановление жизни в этом крае в основном считает заслугой Григола Хандзтели и монастырской колонизации, то Сумбат на первый план выставляет заслуги Ашота I Багратиони. Следует предполагать, что при описании состояния края оба автора немного преувеличивают, а восстановление шло как в результате деятельности Ашота курапалата, так и вследствие монастырской колонизации и деятельности Григола Хандзтели.

В «Истории» Сумбата почти нет обобщающих теоретических положений, но в подборе фактов и нескольких скупых фразах явно ощущается его точка зрения. Он не скрывает своего отрицательного отношения к тем феодалам, деятельность которых направлена против политики централизации и усиления государства. Описывая время господства в Картли азнауров Сумбат пишет: «Но когда лишились царства потомки Горгасала, с тех времен до них, господствовали в Картли азнауры, а конец власти азнауров Картли пришел по причине их злых деяний». Отношение Сумбата к вельможной знати явно чувствуется и в других случаях.

Как и все грузинские средневековые историки, Сумбат находится во власти провиденциализма. Рассказывая о событиях, связанных с возвращением царевича Баграта (будущего Баграта IV, царя Грузии) и намерениях императора Константина VIII, Сумбат пишет: «О великая и удивительная милость божья! Как спасся праведный от рук вражеских, желавших захватить его». Победу малочисленного грузинского войска над сравнительно превосходящими силами врага автор объясняет милостью и помощью Бога и святых апостолов, а по случаю смерти императора Константина VIII пишет: «Настиг гнев молниеносно безрассудного царя Константина, наподобие неверного Юлиана, за немилость к царю нашему Баграту, за опустошение страны его».

wikipedia

bdz1