crown55

Царская Семья Грузии вчера и сегодня

«Ибо нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, ни сокровенного, что не сделалось бы известным и не обнаружилось бы».

Евангелие от Луки, Глава 8, ст. 17.

«Если истинные цари получают власть от Бога, то ложные цари получают ее от дьявола (см.: Вальденберг, 1922, с. 223-224). Даже церковный обряд священного венчания на царство и миропомазания не сообщает ложному царю благодати, поскольку от этих Действий сохраняется лишь видимость, в действительности же его венчают и мажут бесы по приказанию дьявола. Соответственно, если подлинный царь может уподобляться Христу и восприниматься как образ Бога, живая икона, самозванец может восприниматься как лже-икона, то есть идол».

Профессор Б. А. Успенский, Царь и самозванец

katolikos

В 2007 году в октябрьской воскресной проповеди Святейший Патриарх Илия II высказал мнение о введении в Грузии Конституционной монархии как формы государственного строя, что большинством населения было воспринято положительно. Вместе с тем, предложение Патриарха привело к активности противостоящие монархической идее силы, которые еще в конце прошлого века, основывая различные псевдонациональные партии, старались привлечь к их деятельности Главу Царского Дома Грузии Его Высочество Царевича и Светлейшего Князя Нугзара Багратиона-Грузинского, и тем самым взять под контроль Царский Дом. Видя, что манипулировать наследником не удается, решили сделать ставку на послушного лженаследника. Параллельно с этим, обществу навязывалось мнение о том, что вопрос о престолонаследии остается невыясненным и определенно не решенным. Царскому Дому была объявлена настоящая война.

Незадолго до описываемых событий, Царевна Анна, дочь Царевича Нугзара, решила вступить в свой первый брак. Избранником Царевны стал архитектор Григорий Малания, который не по прямой линии, но по линии матери принадлежит к потомкам последнего Царя Грузии Георгия XII (см. таблицу). Царевич Нугзар по традиции представил дочь и зятя Католикосу. Патриарх благословил пару и попросил жениха дать свое согласие на то, чтобы рожденные в браке дети приняли Царскую фамилию. На что Григорий Малания не возражал. Глава Царского Дома составил «брачную книгу» — договор, на основании которого будущему зятю – Григорию Малании — даровали титул Князя и Управляющего Царским Домом. Князь Григорий, сдержал данное им слово, и рожденные в браке дочери приняли фамилию Багратионов-Грузинских, что основывалось традицией прихода зятя в Царский дом (см. Д. Нинидзе «История разветвления Дома Багратионов XII-XVIII вв., Тбилиси, 2004 г., стр. 41). К великому сожалению, в 2007 году Князь Григорий и Царевна Анна разошлись, не предавая публичной огласке причин своего развода.

Возникшие в Царском Доме семейные неурядицы вызвали злорадную реакцию противников монархии. Свой первый удар они нанесли по доброй памяти покойного деда Царевича Нугзара – Царевича Петра Александровича. Заявили, что он не был венчан с супругой и по этой причине вся последующая ветвь Багратионов-Грузинских считается незаконной. Эта ложь долго муссировалась в среде монархистов, не смотря на то, что в 1997 году Президент Генеалогического общества Юрий Чиковани и Иосиф Бичикашвили нашли документ о венчании и представили его Царской Семье. Венчание Царевича и Светлейшего Князя Петра Александровича Багратион-Грузинского с Тамарой Деканозишвили состоялось 14 мая 1915 года (В День поминовения Св. Царицы Тамары) в церкви Св. Варвары. Их венчал священник Иосиф Чиджавадзе, а свидетелями были – Ираклий Эвстатиевич Пурцеладзе и Леван Антонович Пурцеладзе (см. свидетельство).

Не имея возможности воспрепятствовать Царской Семье в ее законном на престол праве, противники монархии стали выдумывать ранее не существовавшие правила грузинского престолонаследия. По этим правилам, заявляли, что Царевича Нугзара, имевшего двух дочерей, не должно рассматривать как Наследника трона, и объявляли Царскую ветвь прерванной, игнорируя грузинское правило о передаче Царского наследия по женской линии (см. Приложение № 3).

Деструктивные силы целенаправленно старались не замечать легитимного главу Царского Дома и перенести внимание на других Багратионов из не Царских ветвей. На одном из заседаний «Царского клуба», Ия Мухранская заявляла, что не приемлемо рассматривать одного наследника трона, так как имеются другие представители молодых Багратионов разных ветвей, которых нужно свести друг с другом. Она предлагала из будущих детей от таких пяти-шести семей выбрать наследника престола (см. газету «Картули ситква» («Грузинское слово»), «Большой переполох в Багратионах», № 24, 30 июня и 6 июля, 2010 г.).

Вместо подтверждения прав династии, навязывался некий селекционный проект. Параллельно предлагалось подобрать юношей из рода Багратионов для Картли, Кахети и Имерети на роль глав региональных царских домов. То, что осуществление этого проекта могло привести к росту сепаратизма в Грузии, авторов, по всей видимости, ничуть не волновало (см. грузинскую газету «Кто должен быть Царем Царей всей Грузии?!», автор Гаиоз Мамаладзе, 11-18, № 041 (456), 2007, стр. 10).

В конце концов, Царевну Анну признали легитимной наследницей престола, вслед за Царевичем Нугзаром, но при этом, отказались признать права ее дочерей (законно унаследовавших фамилию Багратионов-Грузинских и права своих деда и матери). В обществе распространяли требования к Царевне Анне: заключить брак с представителем какой-либо неродственной княжеской ветви Багратионов и родить сына. В противном случае, вопрос о троне оставался спорным. Наглый цинизм антимонархических сил проявился в форме и стиле их деятельности: с целью скрыть истинно Царскую семью, они искусственно называли разных кандидатов наследниками Царского трона. Затем, с помощью прессы, сами же их подвергали уничижительной критике. (см. газету «DRONI.GE», статья – «То, что о Давиде Багратиони никто до сих пор не говорил…, автор Гаиоз Мамаладзе, 2009 г., 21 декабря, стр. 12).

15 мая 2010 в зале Союза журналистов состоялась встреча членов «Царского клуба» с канцлером грузинского Царского Дома, Кахабером Коридзе, выступление которого поддержало абсолютное большинство. Профессор Леван Пруидзе, заметил: «Искать наследников трона среди разных княжеских представителей не правильно, когда имеем истинного наследника фамильного рода, и это Князь Нугзар». Его же слова, обращенные к противникам Царской Семьи «… ваше мнение является разрушительным не только для самой идеи конституциональной монархии, но и для страны в общем». Примечательно выступление академика Вахтанга Кизикурашвили: «Все присутствующие здесь разделяем мнение, что «Царский клуб» должен присоединиться к меморандуму и признаем единственного и истинного наследника трона всей Грузии, Царевича Нугзара, и время начать правильно подавать обществу идею Конституционной монархии и объединиться вокруг главы Царского Дома».

Предки-цари Царевича Нугзара, Божьей милостью, потом и кровью смогли объединить Грузию (см. Приложение № 8). Для некоторых эта историческая реальность стоит комом в горле. С помощью прессы насаждалось мнение о том, что раз у Царевича Нугзара в потомстве только женщины, было бы хорошо усыновить юношу из Багратионов-Мухранских, и этот «акт мира и любви» передал бы усыновленному права на Царский трон. Например, в истории Грузии уже были случаи усыновления: Ростом Хан усыновил Бахута Мухранбатони, или Давид III Курапалат усыновил Баграта (см. газету «Джорджиан таймс», «Из какой ветви Багратионов и фамильного рода должен быть будущий Царь Грузии», автор Гаиоз Мамаладзе, 22-28.09.2005, № 037, стр. 10). В указанной статье автор проводя исторические параллели, старается оказать давление на Царевича Нугзара, пытаясь усовестить его и призвать следовать примеру Царей Давида Курапалата и Царя Абхазского Теодоса III, хотя эти цари не имели в потомстве своих детей. Никто не знает, как бы они поступили, имея в потомстве дочерей. Остается неясным, почему именно Мухранских Багратионов Мамаладзе предлагал на усыновление, совершенно не переживая за ветвь Имеретинских Багратионов?!..

Даже князь Давид Мухранский не был против того, чтобы после его женитьбы на Царевне Анне, Царевич Нугзар усыновил его. Это видно из позиции представителя князя Давида В. Джорджикиа, которую он подтвердил на одной из встреч при разработке запоздалого брачного договора.

Согласно грузинскому династическому праву, семья Наследника грузинского трона не нуждалась во втором браке своей дочери с целью продолжения потомственной линии. После отца по принципу легитимизма стоит Царевна Анна, затем ее дочери.

После первого развода Царевны Анны, через некоторое время, Патриарх остановил внимание на переселенце из Испании, члене княжеской ветви Багратионов-Мухранских князе Давиде, которому Патриарх на различных мероприятиях устраивал встречи с Царевной Анной в присутствии родителей.

Родители не возражали, против второго замужества Царевны Анны. К своим 32 годам она была еще молода, а родители всегда желают семейного счастья своим детям. Как мы уже отметили, исходя из династического права, второй брак для семьи Багратионов-Грузинских, с точки зрения легитимности, ничего не менял. Это подтверждает приятельница князя Давида Мухранского, историк, М. Хомерик в одном из своих интервью: «Этот брак был выгоден ни столько для Княгини Анны, как для Давида» (см. газету «Прйам-тайм», 2 ноября, 2009).

Царевич Нугзар надеялся, что замысел Патриарха, путем брака объединить две ветви Багратионов, положил бы конец противостоянию, начавшемуся с присвоения прав истинных наследников грузинского Царского трона Багратионов-Грузинских, бывшим в эмиграции в 40-ые годы ХХ века князем Георгием и его детьми: Ираклием и Леонидой Багратионами-Мухранскими (см. Валериан Кикнадзе, «Семья-наследник грузинского Царского трона», Тбилиси, 2006 г.). Поэтому Царевич Нугзар всецело доверился Патриарху Грузии.

В декабре 2008 года его Святейшество Илья II встретился с Главой Царского Дома Царевичем Нугзаром и будущим зятем князем Давидом, которым предложил бракосочетание назначить на апрель 2009 года, после Пасхи.

При встрече Царевич Нугзар со своей стороны (в присутствии будущего зятя князя Давида) потребовал на основании грузинского династического права до заключения брака оформить брачный договор. В этом договоре должен быть зафиксирован статус сторон – Царевне Анне быть в преимуществе перед супругом, тем самым рожденному в браке ребенку, присваивалась фамилия матери и права наследования престола, также как получили свои права дети от первого брака.

Согласно законодательству, регулирующему вопросы, связанные с грузинской династией, в случае рождения сына, он опережал старших сестер в порядке наследования трона. Зять, князь Давид, становился супругом-консортом, (так же, как носил этот статус первый супруг Царевны Анны) будучи отцом будущего наследника трона и главой семьи, но не Главой Царского Дома или династии. Ибо это право принадлежит только Царской Семье Багратионов-Грузинских. И это право по наследству переходит через Царевну Анну будущему сыну. В противном случае, этот брак считался бы заключенным не по правилам династии, и рожденный сын считался бы продолжателем рода князей Багратионов-Мухранских, а не продолжателем Царской ветви.

Патриарх выслушал законные требования Царевича Нугзара и предложил обеим сторонам подготовить нужные документы до Пасхи.

По традиции будущий зять – Князь Давид Багратион-Мухранский пожаловал к Главе Царского Дома, просить руки дочери. У них состоялась откровенная беседа. Князь Давид принес извинения за те поступки, которые в течении 70 лет, живя в эмиграции, поневоле совершали его предки. Эти поступки он оправдал убежденностью в том, что царская ветвь не могла выжить при советской власти, и безусловно, признал первенство рода Багратионов-Грузинских.

О существовании законного наследника Грузинского Престола, испанские Багратионы узнали еще в 1972 г., когда заместитель министра культуры Грузии, Акакий Двалишвили, вместе с представителями ансамбля «Сухишвили» гостил в Испании в доме Князя Ираклия Багратиона-Мухранского. Там он рассказал о Наследнике Престола Царевиче Петре Багратионе-Грузинском, и о том, что он жив, здоров и проживает в Тбилиси. Князь Ираклий был потрясен этим известием. (20 марта, 2005 года, интервью с Акакием Двалишвили).

В январе 2009 года из-за сложной политической обстановки в стране Патриарх попросил Царевича Нугзара и Князя Давида перенести бракосочетание на 8 февраля.

Царевич Нугзар видя, что работа над брачным договором еще не была начата, и к новой дате договор не будет готов, потребовал чтобы на церемонии венчания, были объявлены статусы брачующихся сторон, а договор согласился составить позже.

Пока шли предсвадебные приготовления, Его Святейшество Илья II, внезапно заболел, и за несколько дней до свадебной церемонии отправился на лечение в Германию. Из-за того, что приглашения оказались разосланными в разные монархические дома мира, назначенную на 8 февраля 2009 года свадьбу, перенести стало невозможно.

К сожалению, из-за отсутствия Патриарха, в церемонии венчания не были соблюдены правовые требования. Между тем, на свадьбе Царевич Нугзар в своем приветственном слове, официально объявил статус своей дочери, как будущей наследницы трона и ее преимущественные права по отношению к супругу. Это заявление обществом было принято как СЛОВЕСНЫЙ ДЕКРЕТ Главы Царского дома.

brak

После свадьбы, разгневанный по поводу заявления Царевича Нугзара, Князь Давид заявил супруге, Царевне Анне, что он сам является наследником трона и что ему не нужны дети в этом браке. Всего лишь через полтора месяца из-за неадекватного и недостойного поведения Князя Давида, отношения между супругами стали напряженными. В сложившихся обстоятельствах Царевна Анна вернулась в родительский дом.

Несмотря на словесный декрет Царевича Нугзара и свои извинения перед Царской семьей, Князь Давид продолжил именовать себя Главой Царского Дома Грузии и наследником Престола. Также за границей общество было дезинформировано тем, что якобы Царевич Нугзар на свадьбе передал Князю Давиду права Главы Царского Дома, и будто самой свадьбой Царская династия Багратионов-Грузинских замещалась Княжеской династией Багратионов-Мухранских.

Можно сказать, что сегодня Князь Давид и его окружение стараются с помощью интернет пространства узурпировать Царский статус. Окружающие Давида создали ему сайт на грузинском языке, где его предки целенаправленно объявлялись небывалыми «царями» Грузии XIX-XX вв. Одному из них – Александру Багратиону-Мухранскому, из-за отсутствия фотографии поставили портрет Акакия Церетели, чем еще больше дискредитировали «претендента».

dav1

dav2

dav3

К сожалению, часть грузинского общества поверила в несуществующие права Мухранских. Необходимо было остановить распространявшуюся ложь.

1 мая 2009 года представители грузинской интеллигенции обратилась к Царевичу Нугзару с просьбой создать Канцелярию Царского Дома, и возложить на нее защиту чести и достоинства династии. 7 ноября 2009 года декретом №1 Главы Царского Дома Грузии царская Канцелярия была учреждена.

Последовавший за ним декрет № 2, определил наследственную линию Царского трона в пользу старшей дочери Царевича Нугзара Царевны Анны, будущей наследнице грузинского Престола.

15 декабря 2009 года, Канцелярия грузинского Царского дома отправила письмо Патриарху Грузии с приложением материала (на 62 страницах), где документально была проанализирована сложившаяся ситуация и высказана просьба о встречи с Его Святейшеством, для нахождения достойного решения. На встрече решили с обеих сторон разработать запоздалый брачный договор. Созданная комиссия приступила к работе, направляя Патриарху всю подготовленную документацию.

Глава Царского дома, Царевич Нугзар, с согласия членов династии, предоставлял зятю князю Давиду Багратиону-Мухранскому членство в Царском Доме Грузии в качестве сопрестольного супруга-консорта. Родившийся в браке наследник, Царские почести получал по линии матери, Царевны Анны. Созданные семьей князя Давида так называемые рыцарские ордена от имени Царского дома, объявлялись личными супруга-консорта и отца будущего наследника, а не орденами Главы Царского дома. У князя Давида сохранялось единоличное право управления этими орденами.

Вскоре Грузию посетили члены Синода Русской Православной Церкви. В те дни князь Давид не отходил от гостей. После отъезда делегации, не смотря на то, что князь Давид был готов оформить брачный договор, на удивление всем, он не подписал его и тут же уехал в Испанию, продолжив раздачу своих не легитимных орденов, именуя себя при этом главой Царского Дома Грузии.

Фактически князь Давид отказался от звания супруга-консорта, а также от признания будущего сына, (если родится в браке сын) наследником Царского Дома Багратионов-Грузинских.

Немало потрудились над разрушением брака масмедия.

Из интервью историка и близкого друга князя Давида Мухранского, Мананы Хомерики: «Давид ревновал будущего сына. Фактически этот брак был рассчитан на рождение сына, после рождения Давид оставался суррогатным отцом и больше никем» (см. газету «Прайм-тайм», 2 ноября 2009 года).

Та же газета «Прайм-тайм» публикует поддельные фотографии бракосочетания. Вместо Царевича Нугзара на фото появляется «наркобарон» Нугзар Бочоришвили (см. «Прай-Тайм», 11 октября, 2010 г., статья журналиста Эрекле Стуруа «Какую связь имеет грузинский наркобарон с Царем?»).

sameba

Газета «Алия»: «Царя» окутал новый скандал!» Он еще стал членом масонской ложи (см. газету «Алия», №79 (2634)11.10-12.10, 2011, стр.8).

MASON

С одной стороны газеты пишут слово «царь» в кавычках по отношению к князю Давиду. С другой стороны газеты абсолютно игнорируют истинного наследника грузинского Царского трона – Царевича Нугзара. Это все тот же «сценарий» — не замечать царскую семью и выдвигать провинциального Мухранского князя в качестве потешного царька.

Затем, в дело идет «тяжелая артиллерия». Публикуется заявление министра внутренних дел Вано Мерабишвили, в котором он называет царскую свадьбу «проектом Примакова», по имени бывшего премьер-министра России (см. газету «Сиахле», 14 апреля, 2010 г.). Расчет верный. Учитывая напряженные российско-грузинские отношения, Багратионы предстают чуть ли не пятой колонной внутри страны. И все деяния Царского Дома — суть тайные манипуляции России.

Но если российский след и существует, то он явно прослеживается в деятельности Мухранских. Сергей Дадиани, член княжеского собрания заявляет: «Поддержкой князя Давида занимаются в России «легитимисты», они поддерживают Великую Княгиню Марию Владимировну и, чтобы скрыть ее морганатическое происхождение (брак Великого Князя Владимира Кирилловича и княгини Леониды Георгиевны Багратион-Мухранели), им выгодно выдавать князя Давида за наследника трона Грузии…»

Необходимо отдельно отметить, что Леонида Георгиевна дочь не имевшего чина бывшего уездного предводителя дворянства в Тифлисской губернии князя Георгия Александровича Багратиона-Мухранского и Елены Сигизмундовны Злотницкой, происходившей, по некоторым данным, из польской шляхты. Благодаря своим родителям Леонида Георгиевна находилась в родстве с такими российскими дворянскими фамилиями, как князья Эристовы, графы Лорис-Меликовы, Головачевы, Гессены, и многими другими. Но нет среди них ни одного представителя какой-либо царствующей фамилии. Никто из ее предков князей Багратионов-Мухранских никогда не занимал никакого трона.

Следовательно, князь Владимир Кириллович был женат на представительнице титулованного дворянского рода и брак этот был морганатическим. Об этом свидетельствует и такой факт. Романовы не роднились с Багратионами, ни когда они были царствующим родом, ни тем более после того, как стали обычным российским дворянским родом. Тут уместно заметить, что русское правительство титуловало царей Грузии сначала «светлостью», потом «высочеством», но никогда «величеством», несмотря на их протесты (Кн. К. Л. Туманов. «Материалы к генеалогии Багратидов». Н.-И., 1950, с. 5). Тем самым подчеркивалось неравное положение Багратионов по отношению к Романовым. К ним русское правительство относилось так же, как к бухарским и хивинским эмирам, то есть, как к своим вассалам. Что само по себе было несправедливо. Ибо, к германским князькам, условно владевшим карликовыми наделами земли, российские цари относились как к ровне. Признавая их в качестве владетельных домов правящих «королевствами».

Однако прошлое не изменить. Брак Владимира Кирилловича и Леониды Георгиевны морганатический, а их дочь не имеет прав, принадлежащих членам Императорской Фамилии, то есть, она не имеет даже права титуловаться княжною императорской крови и никаких прав на наследование Императорского Российского Престола. Отсюда следует, что Мария Владимировна и ее сын не имеют никаких преимуществ перед остальными членами Дома Романовых, происшедших от морганатических браков в эмиграции. Последние даже имеют преимущество перед ее сыном, потому что по прямым мужским линиям происходят от великих князей и по крови являются Романовыми.

Так называемая «законотворческая» деятельность великого князя Кирилла Владимировича и князя Владимира Кирилловича в эмиграции в отношении своей семьи и Династии в целом незаконна, так как производилась в нарушение законов бывшей Российской Империи, от имени которых она провозглашалась.

Дочь князя Владимира Кирилловича, княгиня Мария, заявляющая себя в качестве Главы Российского Императорского Дома, будет всегда утверждать своего племянника князя Давида Мухранского в звании Главы Царского Дома Грузии. В противном случае, даже ее доброжелателям станет очевидно, что она не имеет к российской короне никакого отношения. Так было всегда. Преступники поддерживают преступников, самозванцы самозванцев.

Сегодня Князь Давид Багратион-Мухранский и его «подданные» упорно продолжают заявлять, что Мухранские Багратионы представляют царскую ветвь, хотя до 40-х годов ХХ-ого века эта семья не смела посягать на царское достоинство. В 1915 году отец Ираклия и Леониды – князь Георгий обратился к властям с просьбой записать своих детей в обычный список титулованных дворян Российской Империи. Из чего следует, что Мухранские никогда не владели титулом «Светлейших» князей, дарованным российским императором потомкам картло-кахетинского и имеретинского Царских Домов, не нуждавшимся в подтверждении своих прав перед императорскими чиновниками (см. выписку).

Князь Ираклий Мухранский отлично знал, что он не относится к Грузинскому Царскому Дому. Это не помешало ему выставить себя в 1942 году кандидатом на так называемых берлинских «выборах» наследника грузинского престола. Князь Ираклий обосновывал свои права тем, что является наследником царевны Кетеван — 9-ой дочери царя Ираклия II, так же как второй кандидат, Симон Цицишвили представил себя наследником царевны Мариам – 5-ой дочери царя Ираклия II. Иначе говоря, «кандидаты» готовы были использовать любое, даже самое отдаленное родство с истинным Царским Домом Грузии, что-бы хоть как то облагородить свое наглое самозванство. Также вела себя сестра Ираклия Мухранского – Леонида, в интервью 1995 года, где она заявляет о своем происхождении: «мой род пошел от царя Картлийского и Кахетинского Ираклия II…» (газета «Российская газета», статья «Четвертый век династии», 30 декабря, стр. 29). И снова ложь, ложь, ложь…

Любопытен еще один документ, составленный берлинскими претендентами на трон. Это генеалогическая таблица (см. таблицу), в которой прямой предок Царевича Нугзара – последний царь Грузии Георгий ХII представлен без наследников. Видимо «кандидаты» были уверены, что оставшаяся в Грузии легитимная Царская Семья не выживет при советском режиме.

Из этой таблицы мы узнаем, что Цицишвили снял свою кандидатуру в пользу Ираклия Багратиона-Мухранского. Принятые решения и созданную таблицу отослали Шалве Амиреджиби. Его просили, выбрать из находящихся в эмиграции грузин учредителей «Союза Традиционалистов». И уже от имени Союза объявить избрание наследника грузинского престола. Так и поступили. «Правда в том, что в 1942 году в Берлине Ираклий Багратион-Мухранский, который был одним из учредителей грузинских традиционалистов и членом комитета, разыгранным фарсом фактически «избрал» себя наследником грузинского царского Дома…» (см. книгу «Семья наследия грузинского царского трона» Валериан Кикнадзе, 2006 год, Тбилиси, стр. 36).

Новоиспеченный глава династии решил связать себя узами брака с инфантой Испанского Королевского Дома Мерседес. Понимая, что ссылкой на берлинские выборы, собственный статус не поднять и, соответственно, испанскую принцессу не получить, князь Ираклий обратился к главе Российского императорского Дома князю Владимиру Кирилловичу. Последний, решил проблему Ираклия, не задумываясь о последствиях. 5 декабря 1946 года Владимир Кириллович издал (в нарушение законов Империи) Акт, в котором, от имени императорского Дома признал за Мухранскими грузинское царское достоинство. Это, в свою очередь, дало ему право жениться на Леониде, как на равнородной особе. Акт окончательно добил императорский Дом. Если до женитьбы права князя Владимира, как Главы Дома подвергались сомнениям, то после женитьбы они перестали существовать навсегда.

Закон о российском престолонаследии и Положение об Императорской Фамилии, прежде чем стать законными актами, проходили длительный период составления, обсуждения и согласования различными министерствами и Государственным Советом, а потом уже были утверждаемы Императором. Они являлись частью государственных законов Империи. И будучи частным лицом, князь Владимир Кириллович не имел права менять эти законы. Тем более, что Российской Империи как субъекта международного права более не существовало.

Князья Мухранские много раз повторяли, что Багратионы-Грузинские никогда (после установления Советской власти) не заявляли о своих претензиях на царский престол, и это, дескать, ввело в заблуждение Мухранских, которые были уверены в своей исключительности. Трудно быть услышанным из-за железного занавеса. Но когда князья Мухранские праздновали «обретение» Главы Царского Дома вдали от своей Родины, тогда, в грозные 40-вые годы прошлого века подлинный наследник престола обвинялся палачами НКВД в «безумных» посягательствах на Царский Трон Грузии (см. справку). И шел на свою Голгофу несломленным.

После падения советского режима, информация о Царском Доме Багратионов-Грузинских свободно распространилась по миру. И к досаде Мухранских, монархические круги узнали о существовании Царевича Нугзара, единственного легитимного наследника престола. Ссылки на родство с одной из дочерей последнего грузинского царя, при наличии ПРЯМОГО мужского потомка, Мухранских теперь уже явно не устраивали. Начались лихорадочные поиски нового источника, который бы узаконил притязания на главенство в доме Багратионов. Так была придумана Картлийская царская ветвь – представителями которой Багратионы-Мухранские объявили собственную семью испанских эмигрантов.

Действительно, средневековая Грузия, в результате междоусобной борьбы и внешней агрессии распалась на три царства: Картли, Кахети и Имерети. Но в 1762 году Картли и Кахети объединились под властью царя Ираклия II и затем его сына, последнего царя Георгия XII. Именно эти цари и их прямые потомки стали наследниками Кртлийского и Кахетинского царских домов. «Забывать» об этом, просто не прилично. Картлийский Царский Дом ПРЕКРАТИЛ свое существование в 1762 году. И его ЕДИНСТВЕННЫМ наследником был царь объединенной Грузии Ираклий II.

Имея близкие родственные связи с вышеупомянутой княгиней Марией Владимировной Романовой, князья Мухранские могли бы обратить внимание на ее опыт борьбы за российское императорское наследство. Мария Владимировна всегда говоря о своих мифических правах на русскую корону, упирала на то, что является БЛИЖАЙШЕЙ родственницей ПОСЛЕДНЕГО русского царя. Осознание железобетонного правила, что наследниками престола могут быть лишь законные и ближайшие родственники последнего монарха, избавило бы Мухранских от позора, которым всегда покрывали себя самозванцы.

Возвращаясь к истории взаимоотношений Царевны Анны и Князя Давида, необходимо рассказать, что Святейший Патриарх при каждой встрече призывал Царевну Анну ради спасения семьи помириться с супругом и дать ему еще один шанс. Будучи послушной дочерью Матери-Церкви, 12 ноября 2010 года Царевна Анна уехала в Испанию к мужу, где 27 сентября 2011 года родила своего третьего ребенка — сына Георгия Давидовича.

Но это так и не примирило супругов. Князь Давид Мухранский еще больше ожесточил отношения с Царской Семьей. Он требовал, чтобы тесть передал ему право наследования Царского трона и права Главы Царского Дома. В ход пошел заурядный шантаж. Давид Мухранский вновь оставил супругу с тремя детьми в чужой стране без материального обеспечения. Расчет был вынудить Царскую Семью пойти на уступки. В течении полутра лет Царевна Анна вместе с детьми жила на съемной квартире на те, небольшие средства, которые присылали Патриарх и Царская Семья. Так как Царевна Анна без согласия супруга не имела права вывезти сына из Испании, она фактически оказалась в плену. И только в августе 2013 года состоялось долгожданное возвращение в Грузию. С тех пор Царевна Анна вместе с детьми живет в доме родителей.

Деяния Давида помешали его же собственному сыну стать легитимным наследником по материнской линии. Это было отмечено в известном европейском альманахе Гота, где маленький Георгий Давидович записан как князь Мухранскй без всяких царских титулов и званий. И в том же альманахе опубликована титулатура членов Царской Семьи Багратионов-Грузинских. В частности, Царевич Нугзар представлен как Глава Царского Дома Грузии и Его Царское Высочество, а Царевна Анна как его наследница (см. альманах).

Несмотря на сложившиеся обстоятельства, Царевич Нугзар обратился с просьбой к грузинским ученым найти правовой путь для объявления маленького Георгия легитимным наследником. В феврале 2012 года было подготовлено письмо, разъясняющее порядок наследования Грузинского Престола. Письмо подписали: Академик Мариам Лорткипанидзе, Академик Давид Мусхелишвили, Академик Роин Метревели, Митрополит Анания Джапаридзе, доктор исторических наук Давид Нинидзе, доктор исторических наук Георгий Отхмезури и профессор Гиви Гамбашидзе. Письмо должно было стать основанием для Синодального постановления, разъясняющего все правовые аспекты второго брака Царевны Анны, что послужило бы решению вопроса о будущем наследнике раз и навсегда. Его Святейшество ознакомился с письмом и попросил Царевича Нугзара дать согласие на вынесение Синодального постановления.

Канцлер Царского Дома попросил Патриарха, прежде чем он отправится с паломничеством в Святую Землю созвать Синод и принять постановление, которое утвердит Георгия Давидовича в качестве будущего безальтернативного наследника трона. Канцлер Царского Дома также предложил Его Святейшеству помирить семью Багратионов-Грузинских с Багратионами-Мухранскими в Иерусалиме, и крещение маленького Георгия провести на Святой Земле, что вызвало бы положительный резонанс во всем мире. Патриарх не возражал, но призвал к осторожности, не зная, как воспримет это Правительство Грузии и выразил опасения в связи с безопасностью ребенка. 13 февраля Канцлер Царского Дома передал представителю Патриарха письмо ученых, к которому было приложено согласие Главы Царского Дома. После чего Синод взял паузу, а затем, устранился от решения проблемы и ожидаемого постановления не вынес, сочтя решение вопроса прерогативой Царевича Нугзара.

prince G

Глава Царского Дома, со дня рождения внука, имеет горячее желание, законно объявить его наследником трона. К сожалению, изданию такого акта мешают противники легитимной идеи. Эти силы успешно манипулируют бывшим зятем Царской семьи, Давидом Мухранским, чем порождают только хаос. Исходя из обстоятельств, Царевич Нугзар, выразил свою собственную, как Главы Царского Дома, позицию и дал право внуку Георгию в совершеннолетнем возрасте независимо от отца принять решение, стать ли продолжателем Царской династии Багратионов-Грузинских и наследовать права Царского трона, или остаться продолжателем Княжеской ветви Багратионов-Мухранских (см. Приложение № 11).

Царский Дом не оставляет надежда, что отец ребенка за оставшиеся до совершеннолетия Георгия Давидовича годы, пересмотрит свою губительную позицию, и направит силы на благие дела.

Вопрос возвращения Грузинского Царства будет решать только Бог. А пока это время не наступило, Царский Дом во главе с Царевичем Нугзаром продолжает свое нелегкое служение Отечеству и стремится внести весомый вклад в развитие и укрепление благополучия грузинского народа.

виньетка